Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Дневники деятельной особыСоздан: 23.02.2009Статей: 19Автор: ТэяПодписатьсяw

Even though I try I cant let go / Даже если попробую,всё равно не смогу тебя отпустить, Главы 33-36

Обновлено: 28.07.09 01:24 Убрать стили оформления

 Глава 33. Lullaby

Белла

В доме Эдварда было много света. Он проникал повсюду. Никаких тёмных углов, тяжёлых тканей, массивной мебели. Лёгкость, воздушность, полёт и свет... много света.
Всё за окном сделалось белым-белым и снег всё никак не кончался, медленно кружась невесомые снежинки, подхваченные потоками воздуха, оседали на землю. И мне казалось, что во всём мире нет никого и ничего кроме этого бесконечного белого пространства и нас посреди него, заключённых в собственный мир, огороженный стеклянными стенами гостиной.
Пальцы Эдварда перебегали по белым и чёрным клавишам извлекая из инструмента безумно печальную и одновременно невообразимо обнадёживающую, дарящую божественный свет и надежду моей душе, мелодию.
Наблюдать за игрой природы под аккомпанемент Эдварда было сущим удовольствием. Он играл и успокаивался. Я видела, как напряжение, сковавшее его уходит, а боль и злость на самого себя пропадают из взгляда. Он находил успокоение и гармонию в музыке.
А ведь Эдвард поскромничал. Сказал, что немного играет. Улыбка тронула мои губы. Но его игру никак нельзя было назвать посредственной. Он играл великолепно, если это слово вообще применимо к его игре. Он весь отдавался мелодии. Начавшаяся как экспромт, она как-то сама по себе приобрела нужное звучание и словно повела его за собой в единственно верном направлении. Не один Эдвард творил её, всё вокруг складывало ноты в правильном порядке: и уютная тишина дома, и плавное кружение снега за окном, и бездонное небо, ставшее пронзительно белым и моя рука с кольцом, лежащая на коленях.
Когда последняя нота растворилась в воздухе, я положила голову ему на плечо, с удовольствием ощущая, как его руки обвиваются вокруг меня. Его щека прижалась к моим волосам, а я обхватила обнимающие меня руки, притягивая их ближе, словно бы пытаясь слиться с ним. Мне не хотелось разрушать волшебство момента, созданное чудесной музыкой, всё ещё витавшей вокруг нас, поэтому я молчала. Видимо, Эдварда охватили похожие чувства, он так же молчал.
Конечно, он переживал за нас. Интересно, о чём он думал, когда шёл в комнату ко мне, бережно сжимая в руке кольцо. Ведь после всего, что мы натворили, после всего, что видела я, после того, как я поддалась ему, он мог ожидать от меня обратной реакции.
Ощущение тонкого ободка на пальце согревало. Это кольцо было словно печать, словно доказательство принадлежности Эдварду, его знак на мне.
- Что я могу подарить тебе? - охрипшим от долгого молчания голосом спросила я.
- Что? - удивился Эдвард.
- Что я могу подарить тебе? - послушно повторила я и, запрокинув голову, посмотрела в его прекрасное спокойное лицо.
- Ты даришь мне свою любовь и каждую минуту своей жизни, что проводишь рядом со мной. Это даже слишком. Я и не надеялся. Думаешь, в тот первый день, когда я увидел тебя в школьной столовой, такую растерянную и печальную, я знал, что всё так сложится? Разве мог я предположить, что мы будем вместе, что ты примешь меня, узнаешь, кто я.
- Эдвард, я не могла не заметить тебя, не могла не полюбить.
- Ты уверена? Думаю, единственное чувство, что я мог вызвать у тебя - это испуг и недоверие. Вечно хмурый одноклассник...
- Нет, - возмутилась я. - Не правда. Не знаю уж почему, но я сразу поняла, что тебе можно доверять.
- Ну, и зря, - ласково прошептал он. - Единственное, о чём я тогда думал, убить ли всех разом на том уроке, чтобы добраться до тебя, или подождать перемены и увести тебя в сторонку, чтобы никто не заметил.
Я округлила глаза на это шокирующее признание. - Не верю. Ты бы не смог.
- Может быть, и не смог, но это не значит, что я не обдумывал такой ход событий, - он откинул меня на свою ладонь, вторая рука легла мне на затылок. Вдыхая аромат моей кожи Эдвард заскользил от уха до ямочки над ключицей, где он задержался отдельно. - Сейчас намного легче, и с каждым днём мне всё проще противиться зову твоей крови, - его прохладное дыхание защекотало кожу. - Но если я не вижу тебя день-два... то борьбу с самим собой... со своими инстинктами... можно начинать по новой, - он снова привёл меня в вертикальное положение. - Но я люблю тебя, Белла, и я понял, что даже когда вампир во мне возобладает над человеком, ты и твоя любовь не позволят мне ступить за ту черту, возврата после которой не будет. Моя человеческая сущность любит тебя, а вампир во мне, что раньше жаждал лишь твоей крови, теперь желает одного - твоей любви.
Моя раскрытая ладонь легла на его холодную щёку, ощущая приятную бархатность кожи.
- Я не делю тебя на человека и вампира, ты - Эдвард, во всех своих проявлениях.
Нежный поцелуй был похож на лёгкое касание. Наши губы двигались синхронно, предугадывая друг друга, высказывая всё то, что осталось не озвученным.
- Что за мелодию ты играл? - спросила я, когда мы, наконец, оторвались друг от друга. - Она... волшебна...
- Она о хрупкой девушке, которая оказалась настолько храбра, что не побоялась полюбить вампира.
- И об опасном вампире, который влюбился в хрупкую девушку и смог не только побороть свою жажду, но и открыть свою душу той девушке.
- Нет, Белла, не открыл... это та девушка подарила ему обратно его душу.

***
Снегопад прошёл, колёса немного буксовали по снегу, но мы медленно, но верно, подъезжали к Форксу. Эдвард вёз меня домой, хотя я с удовольствием осталась бы у него, но я совсем забыла о Чарли.
- Осталось решить одну проблему, - внезапно усмехнулась я, - и такой уж маленькой я её бы не назвала.
- Какую? - Эдвард, оторвав взгляд от дороги, повернулся ко мне.
Я подняла руку, со сжатыми в ней билетами. Последние пять минут я внимательно рассматривала их. До даты, стоявшей на билетах, оставалось чуть меньше полутора недель. - Сообщить Чарли. И я, честно говоря, не знаю с чего начать.
Губы Эдварда растянулись в лукавой улыбке, которую я так любила. - Ну, я думаю, нам следует начать со знакомства.
- Логично.
- Представишь меня сегодня?
Задумавшись, я зажмурила глаза, оценивая вероятность благоприятного настроения отца. 23 декабря мне предстояло вылететь с Эдвардом на Рождественские каникулы. Как мне за полторы недели убедить Чарли отпустить меня. Конечно, я могла соврать или промолчать, ну, или в конце концов, сделать всё по своему, всё-таки я уже взрослый человек и сама отвечаю за свою жизнь. Однако, меня воспитывали в уважении к родителям. Даже, если я пойду против его воли, это будет очень неприятно. Мой поступок грузом ляжет на мои плечи и будет мучить совесть.
- Почему бы нет. Представлю. Правда, я совсем не представляю, как до 23 числа ему внушить мысль, что я улетаю с тобой... вдвоём.
- Предоставь это мне. Всё будет хорошо.
- Ну, если ты говоришь, что всё будет хорошо, то я тебе поверю.
Мы уже выехали на улицу, где стоял мой дом. Вечерний свет приукрасил окружающий пейзаж. Снег искрился в оранжевых лучах фонарей. Небо сделалось на удивление ясным, демонстрируя всем желающим частую россыпь звёзд.
В гостиной горел свет. Эдвард открыл дверь с моей стороны и подал мне руку. Тяжело вздохнув, я шагнула вслед за ним.
Портлэнд Тимберс по обыкновению проигрывали, досадливый комментарий отца последовал за очередным промахом. Я посмотрела на носящихся по полю игроков. В футболе я понимала ещё меньше, чем в бейсболе и хоккее вместе взятых.
- Белла, ты пришла? - громко произнёс Чарли, видимо, полагая, что я всё ещё стою у дверей, отряхивая верхнюю одежду от снега. - Как ты добралась? Пешком? Дороги ужасно замело, а твоя машина осталась у дома.
- Пап, я тут, - он дёрнулся, оборачиваясь, не ожидая, что я уже так близко. Я смущённо показалась в дверях гостиной. - Пап, я хочу тебе кое-кого представить.
Чарли встал, надо отдать ему должное, он был спокоен и не изменился в лице, когда в гостиную вслед за мной шагнул Эдвард.
- Это Эдвард. Ну вот, собственно, благодаря ему, я сегодня и не утонула в сугробе по дороге домой.
Эдвард выступил вперёд, протягивая моему отцу ладонь. Они обменялись рукопожатием.
- Шеф Свон, очень приятно, я Эдвард Каллен.
- Взаимно, Эдвард, спасибо, что привёз Беллу в целости и сохранности.
- Её безопасность - на первом месте.
Мужчины обменялись долгими взглядами, словно проверяя друг друга на прочность.
- Ну, пожалуй, пойду, увидимся завтра, Белла, - Эдвард обернулся ко мне, в глубине его взгляда я увидела лёгкие смешинки. По-моему, он был действительно доволен тем, как началось его официальное знакомство с Чарли.
- Конечно, - подыграла я. - Увидимся завтра.
Попрощавшись с Чарли, Эдвард вышел из комнаты, я пошла за ним. Перед выходом, он, наклонившись ко мне, провёл пальцем по моим губам и прошептал. - Я буду наверху.
Холодный поток воздуха ворвался в прихожую, как только открылась дверь.
- Белла? - сразу же, как только Эдвард вышел, позвал меня Чарли.
- Да, - я застыла в дверях гостиной.
- Этот парень, Эдвард, он...
- Он дорог мне, - тихо, но так, чтобы отец услышал, перебила я, освобождая и себя, и его от потенциально неловкого разговора.
- Понятно, - отец кивнул, опускаясь обратно на диван и возвращаясь к футболу, а я направилась в свою спальню, где меня, как я уже знала, ждал Эдвард.

Эдвард

Я знал, что в доме никого нет и поэтому не смог отказать себе в удовольствии отнести ее в холл на руках. Я вообще очень люблю носить ее на руках, с той самой минуты, когда впервые оторвал ее от земли и прижал к себе я понял, что готов это делать бесконечно... Ощущать вес ее тела, тепло ее кожи, слышать ее дыхание...
На улице все еще шел снег. Но буря, словно откликаясь на состояние моей души, улеглась, уступив место медлительному снегопаду.
Я мог слышать, как с тихим шепотом ложится на землю снег, легко, словно ладонь матери, прикасаясь к кустам и деревьям, накрывая их мягким пуховым одеялом на время долгого зимнего сна...
Руки сами легли на клавиши, и мелодия потекла сквозь пальцы...
Я играл о своем счастье и о медленно кружащихся за окном снежинках. О ее глазах, полных любви и спокойствия и о сказочном запахе зимы, проникавшем в меня сквозь поры на коже. Об ощущении предвкушения и о прохладе Рождественского леса...
Музыка рождалась из самой глубины моего сердца. Все то, о чем я хотел сказать ей, но не мог. Иногда потому что было не подобрать слов, а иногда, просто потому, что любые слова были бы просто бледной имитацией, не способной передать всю полноту моих чувств...
Злость на самого себя, постепенно сменялась спокойствием, затихали все терзавшие меня сомнения оставляя лишь уверенность что завтрашний день будет еще лучше чем сегодняшний... Будущее создано специально для нас и вид кольца на ее тонком пальчике подтверждал что это самое прекрасное будущее наступило уже сегодня...Сейчас музыка рассказывала ей все, и я мог явственно ощущать, что она понимает и слышит каждое слово, которое я так и не произнес вслух.
Мелодия вырвалась из-под моего контроля, теперь уже не я указывал ей дорогу, а она вела меня за собой, разрушая временные рамки, показывая картины из моего прошлого, рассказав, что чувствую сейчас, и пообещав, что мы всегда будем вместе...
Ей невозможно было не поверить.
И мы поверили.
Оба.
Последняя нота взметнулась в высь и затихла. Мир исчез, оставив лишь нас двоих, тишину и белоснежный снег. Я притянул ее к себе в сотый, тысячный раз задавая себе вопрос: как же я жил без нее?
Она нарушила молчание первая. Вопрос заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Никто и никогда не задавал мне подобных вопросов.
- Что я могу подарить тебе? - прозвучало в тишине.
- Что? - растерялся я.
- Что я могу подарить тебе?
Разве она уже не подарила мне все, о чем я только мог мечтать? И даже то, о чем никогда и не мечтал, погруженный в имитацию существования, в презрение к самому себе и ненависть к окружающему миру. Правда, постепенно с годами ненависть сменилась безразличием и мнимым спокойствием... Но о возвращении к жизни, о любви, о счастье я никогда не задумывался, не ждал и не просил этого у судьбы. Это не имело смысла. Этого просто не могло произойти. И вот, спустя почти сто лет, появляется она, и все, что не могло сбыться, вдруг становится реальностью. И после этого она спрашивает, что может подарить мне? Во истину, жизнь полна неожиданностей.
Я улыбнулся и заглянул ей в глаза.
- Ты даришь мне свою любовь и каждую минуту своей жизни, что проводишь рядом со мной. Это даже слишком. Я и не надеялся. Думаешь, в тот первый день, когда я увидел тебя в школьной столовой, такую растерянную и печальную, я знал, что всё так сложится? Разве мог я предположить, что мы будем вместе, что ты примешь меня,когда узнаешь, кто я.
- Эдвард, я не могла не заметить тебя, не могла не полюбить.
- Ты уверена? Думаю, единственное чувство, что я мог вызвать у тебя - это испуг и недоверие. Вечно хмурый одноклассник...
Даже не смотря на умение контролировать жажду я все равно предпочитал сводить общение с одноклассниками к минимуму, как и все мы. Да я не мог отрицать, что вызывал определенный интерес, и тот факт, что я сторонился людей лишь подогревал его, но это ни чего не меняло. Меня боялись. Всегда. Что бы знать об этом наверняка, мне не надо было читать мысли, я мог ощущать это. Любое чувство, направленное на меня, было замешано на страхе. Будь то восхищение или обычное, дружеское расположение незнакомого человека,которое впрочем быстро проходило, стоило мне лишь улыбнуться в ответ. И только она, с первой минуты и по сей день, не испытывала даже намека на страх.
- Нет, не правда. Не знаю уж почему, но я сразу поняла, что тебе можно доверять? - произнесла она, словно в ответ на мои мысли.
- Напрасно, - задумчиво ответил я, вспоминая первый день, когда увидел ее в школе. Голод, внезапно скрутивший мое горло. Жажда, на грани безумия, бунтующее тело. И посреди всего этого, спокойно, доброжелательно улыбающуюся девушку. Даже не представлявшую себе, чем грозит ей просто мимолетное прикосновение к моей руке. - Единственное, о чём я тогда думал, убить ли всех разом на том уроке, чтобы добраться до тебя, или подождать перемены и увести тебя в сторонку, чтобы никто не заметил.
- Не верю. Ты бы не смог, - как всегда ее уверенность во мне, вера в мою силу воли, была намного сильнее моей собственной. Даже после того, что произошло...
- Может быть, и не смог, но это не значит, что я не обдумывал такой ход событий, - осторожно поддерживая ее под спину я подцепил пальцем ее подбородок и немного откинул ее назад. Моему взору открылась нежная шея, ключица, плечо. Я привычно вдохнул божественный запах. И меня подхватило и понесло вырвавшееся наружу воображение. Теперь, когда от полной близости нас отделяли всего несколько недель, всем моим существом овладело чувство предвкушения. Я буквально увидел как мои ладони ложатся на воротник ее рубашки и медленно разводят из в стороны, как ее руки в нерешительности застывают на уровне пояса моих джинсов, как изменяется, становится похожим на терпкое вино, ее запах.
- Сейчас намного легче, и с каждым днём мне всё проще противиться зову твоей крови, - прошептал я не то о чем думал - Если я не вижу тебя день-два... то борьбу с самим собой... со своими инстинктами... можно начинать по новой.
Но сейчас все мои силы уходили на борьбу с совсем другими инстинктами. Вечными как мир. Заставляющие терять голову от желания стократно увеличенного ощущением свободы от запретов. Картины в голове становились все ярче и реальнее, заставляя пылать огнем мою ледяную кожу.
Казалось я почти чувствую тепло ее тела, распластанного подо мной, ощущаю источник ее жара, слышу зов ее страсти, которому не возможно сопротивляться и я сдаюсь погружаясь в нее, что бы сгореть от наслаждения...утоляю жажду сжигавшую мою душу сто лет...
- Я люблю тебя, Белла, и я понял, что даже когда вампир во мне возобладает над человеком, ты и твоя любовь не позволят мне ступить за ту черту, возврата после которой не будет. Моя человеческая сущность любит тебя, а вампир во мне, что раньше жаждал лишь твоей крови, теперь желает одного - твоей любви.
Она прикоснулась ладонью к моей щеке, ее губы приблизились к моим, и за пол мига до поцелуя еще раз заставила мое сердце замереть от счастья.
- Я не делю тебя на человека и вампира, ты - Эдвард, во всех своих проявлениях.
Поцелуй был легким и воздушным. Наши губы соприкасаясь рождали во мне целый сонм воспоминаний. Словно в этом поцелуе воплотилась вся наша история..
Вот она подходит ко мне и всколыхнувшийся воздух доносит до меня её сводящий с ума аромат... я чуть не срываюсь... я хочу убежать... пока не случилось самое страшное... фургон... её хрупкая фигурка... первый раз в моих объятьях... я чувствую её тело... ток её крови... так близко... ночь..спальня Беллы.... её мирное тихое дыхание... она произносит во сне моё имя... первый раз из многих...
Эдвард Каллен, ты опять мне снишься
наш первый поцелуй в залитом лунном свете саду..у серебристого озера... мы танцуем, а потом мы вдруг оказываемся у стены... и я хочу.... я не знаю чего я больше хочу её тело или её крови...
Эдвард Каллен, я тебя не боюсь. Я не боюсь того, о чём ты меня предупреждаешь. Я просто знаю, что нет для меня места безопаснее на свете, чем рядом с тобой.
Залитая лунным светом поляна...Теперь она знает все...Белла, я опасен для тебя ...она не может понять...не может принять...не может поверить...а хочу ли я, что бы она поверила?...
Если бы ты действительно хотел меня убить, то уже давно бы сделал это. Я жива до сих пор, значит, ты можешь сдерживаться, ты сильнее...
Мои первые признания...страх что она не сможет принять моего прошлого...и отпущение... неожиданное всех грехов...
Для меня не имеет ровным счетом никакого значения, кто ты. Я благословляю все твое прошлое, каким бы оно не было, коль скоро оно привело тебя ко мне. Я принимаю тебя таким, какой ты есть.
Ужас непонимания...неужели я обидел ее?...Неужели задел ее чувства?...Как же объяснить ей?...И...ни чего не приходится объяснять...
Эдвард, Пусть будет так, как хочешь ты... Если для тебя это грех...
Гнев...Бешенство...Резкий удар и кровь на моих пальцах...дурманящий рассудок вкус...и единственный на свете голос, способный вернуть меня к действительности...
Эдвард, я люблю тебя, Ты не убийца!
Страсть...Желание которому я боле не в силах противостоять...Почти полная потеря человеческого облика...
Нет... Не надо... Эдвард...
И после всего этого - тонкая дужка кольца, ослепительно сверкавшая на ее пальце. Еще раз доказывающая, что мы созданы для того, чтобы быть в месте и это ничего не в силах изменить
- Что за мелодию ты играл? Она... волшебна... - прошептала она.
- Она о хрупкой девушке, которая оказалась настолько храбра, что не побоялась полюбить вампира.
- И об опасном вампире, который влюбился в хрупкую девушку и смог не только побороть свою жажду, но и открыть свою душу той девушке.
- Нет, Белла, не открыл... это та девушка подарила ему обратно его душу.

***

По дороге домой Белла молчала, то разглядывала билеты на самолет, для чего ей приходилось подносить их почти к самым глазам, ведь в салоне автомобиля было уже совсем темно, лишь слабо светилась панель приборов, то с тяжелым вздохом откладывала их в сторону. Я никак не мог понять, что же ее так мучает? Взгляды, которые она кидала на кольцо, не оставляли сомнений в том, что если что-то ее и расстраивает, то это не наша помолвка. В этом я был совершенно уверен. Что же тогда? Неужели ее так пугает поездка и предстоящая близость? Это так не похоже на Беллу...
- Осталось решить одну проблему, и такой уж маленькой я её бы не назвала, - прервала она мои размышления.
- Какую? - я моментально обернулся к ней, напрочь забыв, что она не любит, когда я отвлекаюсь от дороги.
- Сообщить Чарли. И я, честно говоря, не знаю, с чего начать.
Ах, Чарли... Из моей груди вырвался вздох облегчения. Всего лишь Чарли... И как я мог об этом не подумать?
- Ну, я думаю, нам следует начать со знакомства, - предложил я.
- Логично, - согласилась она.
- Представишь меня сегодня?
Она на секунду замерла в нерешительности, и я не мог ее за это осуждать, вспомнив, как меня самого трясло перед тем, как она познакомилась с моей семьей.
- Почему бы нет. Представлю, - наконец, решилась она. - Правда, я совсем не представляю, как до 23 числа ему внушить мысль, что я улетаю с тобой... вдвоём.
- Предоставь это мне. Всё будет хорошо, - успокоил я ее.
За многие годы, я научился влиять на людей не хуже чем Джаспер, к тому же, умение читать мысли не мало способствовали этой, зачастую довольно сложной игре, и все же я был уверен, что с ее отцом я сумею договориться.
- Ну, если ты говоришь, что всё будет хорошо, то я тебе поверю.

***
Да ты смотри куда мяч летит, остолоп! Тебе бы уроки спорта в детском саду вести а не в лиге играть! - ворвались в мою голову возмущенные мысли Чарли. Судя по всему, он смотрел спортивный канал, и похоже, его команда проигрывала, потому в сторону несчастного игрока неслись всё новые и новые проклятия.
Да если бы я и доверил тебе выйти на футбольное поле, то только, чтобы подстричь траву! А Вильсон, вероятно встал на ворота, пологая, что это самое тихое место на поле? И тут он уж точно сможет спокойно поспать? Дерьмо, а не команда!
- Белла, ты пришла? - громко прокричал он, вероятно, услышав, как хлопнула входная дверь. Его мысли моментально переключились на дочь. - Как ты добралась? Пешком? Дороги ужасно замело, а твоя машина осталась у дома.
- Пап, я хочу тебе кое-кого представить, - проигнорировала Белла его вопрос.
Ну, вот и кончилась моя спокойная жизнь, - обреченно подумал он, сохраняя однако невозмутимое выражение лица.
- Это Эдвард. Ну вот, собственно, благодаря ему, я сегодня и не утонула в сугробе по дороге домой, - произнесла Белла, махнув в мою сторону рукой.
- Шеф Свон, очень приятно, я Эдвард Каллен, - шагнув вперед, я протянул ему руку для рукопожатия.
Несколько секунд шеф полиции сверлил меня взглядом, потом ответил на мое рукопожатие, сильно сжав мою руку. Если бы я был человеком, этот жест причинил бы мне боль.
Не надо было читать его мысли, чтобы понять, что он хотел сказать.
Ты - ее парень, я - ее отец. Не забывай, что я намного старше и сильнее, и если ты когда-нибудь обидишь мою девочку...
Если бы вы знали, как сильно я сам боюсь ее обидеть, - мысленно ответил я ему.
- Взаимно, Эдвард, спасибо, что привёз Беллу в целости и сохранности, - наконец, проговорил он.
- Её безопасность - на первом месте, - ответил я, подчеркивая каждое слово.
Из его взгляда исчезло недоверие и настороженность. Мы поняли друг друга.
- Ну, пожалуй, пойду, увидимся завтра, Белла, - произнес я, направляясь к двери, невольно улыбаясь последним мыслям ее отца, глядящего мне во след.
А ведь это только самое начало...
Белла отправилась проводить меня.
- Доброй ночи, - попрощался я.
- Доброй ночи, - ответил ее отец.
- Я буду наверху, - шепнул я ей одними губами и вышел в ночь.

Глава 34. Rain

Джессика

Часы в холле пробили полдень. Я отодвинула от себя недопитый стакан апельсинового сока. Любимый напиток уже давно не будил во мне аппетита. Вкус к еде, также как и к жизни, пропал безвозвратно.
На сковороде зашипел бекон, направляя в мою сторону волну характерного аромата. Я глубоко вдохнула его, но мой нос никак не отреагировал на раздражитель. Уверена, попробуй я его сейчас, он показался бы мне бумажным.
Мама возилась у плиты, одной рукой не давай бекону подгореть, второй - наливая себе кофе. Был выходной, завтрак можно было начать и попозже.
- Джесси, - не оборачиваясь начала она, я насторожилась. Это не было хорошим признаком. В последнее время она предпочитала заговаривать со мной исключительно лицом к лицу, словно бы изучая изменение моей реакции на какие либо слова. Правда, это ей редко удавалось, выражение моего лица редко изменялось. Я знала, что стала очень смурной и серьёзной, но заставить себя постоянно улыбаться через силу, изображая прежнюю Джессику, я не могла.
- Да, мам? - подбодрила я её, всё же не стоило отмалчиваться с собственной матерью.
- Я хотела спросить насчёт этого парня... Джейкоба...
Что-то внутри меня тихо щёлкнуло и болезненно сжалось. - Да, мам, а что с ним не так?
- Да, всё так, просто... ммм... в каких вы отношениях?
- Отношений нет, если ты имеешь в виду что-то большее, чем дружба, - боль усилилась, становясь практически невыносимой.
- Мне показалось...
- Тебе показалось, - раздражённо перебила я, однако, это заставило её повернуть голову в мою сторону. Наверное, она различила нотки каких-то признаков жизни в моём голосе, вот и удивилась, куда это подевался мой невыразительный тон. Я попыталась затолкать разошедшуюся боль поглубже. Сетуя, что позволила вырваться ей наружу, я подумала, что пора бы перестать сожалеть о том, что мы с Джейком не пара, и надо смириться, что нас в плане близости не связывает ничего кроме той, одной единственной ночи. Но это боль... Её я не испытывала с тех пор, как я... как меня... Изнасиловали, - поджав губы, закончила я свою мысль. Пора называть вещи своими именами. Со скрипом отодвинув стул, я вышла из-за стола. - Я пойду прогуляюсь.
- Куда? - её брови взлетели вверх. Последнюю неделю я безвылазно просидела дома без каких-либо объяснений. Несколько раз мама спрашивала про школу, но я отвечала, что беру задания на дом, уверяя, что не отстану от одноклассников. И я действительно их делала. Только я не звонила никому, я просто шла по программе дальше.
Понимая, что скрываться вечно мне не удастся, и что рано или поздно показаться в школе придётся, я пыталась сохранить остатки сознательности и, пересиливая себя, садилась за учебники.
- Куда? - ещё раз повторила она, и я поняла, что она уже некоторое время ожидает моего ответа.
- В город, по магазинам поброжу, - ляпнула я первое, что пришло в голову. А почему бы и нет, собственно говоря. Космо писал, что шопинг - лучшая терапия, вот, заодно, и проверим.
- А когда вернёшься? - немного мягче обычного уточнила она.
- Не знаю, я позвоню.
Она кивнула соглашаясь, и я направилась в свою комнату за сумочкой и верхней одеждой.
Выйдя на слегка морозный воздух, я даже не поёжилась. Холод до такой степени сковал меня изнутри, что я уже не чувствовала его внешних проявлений. До центральной улицы нашего городишки мне надо было топать минут пятнадцать. Я шла медленно, пиная попадающиеся мне на пути камушки и наблюдая, как в покрытых тончайшей коркой льда лужах отражается нависшее свинцовое небо. Возможно, будет дождь. Или снег. Дождём тут у нас точно никого не удивишь.
Внезапно, я застыла как вкопанная, мне показалось, что краешком глаза я уловила какое-то движение за деревьями. Словно что-то секундно мелькнуло среди леса и исчезло. Страх медленно и неторопливо начал свою работу, заставляя меня искать пути для отступления и бегства, нашёптывать на ухо о своей никчёмности и несоответствии с жизнью. Всё трансформировалось в одну лишь потребность - бежать... бежать не разбирая дороги.
Не приди ко мне Джейкоб несколько дней назад, я бы так и поступила, но он сделал меня чуточку сильнее, немного разумнее и гораздо смелее. Страх никуда не ушёл, просто мне удалось загнать его поглубже, перекрыть его.
- Я не параноик, - громко и отчётливо сказала я, чтобы эти озвученные слова проникли в моё сознание. В последние дни я узнала разницу между весом произнесённого слова и лёгкостью мысли. Мне надо было слышать собственный голос, чтобы успокоится.
На секунду зажмурившись, я вновь открыла глаза. Тот же пейзаж..тот же родной Форкс... никакого движения, никаких изменений, - разве, что стало чуточку потеплее.
Ускорившись, я быстро прошла вдоль ровной линии соседских домой и нырнула за угол - теперь тут по прямой почти рукой подать до центра.
На входе в супермаркет меня поджидало непредвиденное препятствие в виде пары моих одноклассников. Ну уж нет, вот с кем не хочу общаться - это с ними. Ненужные расспросы, неискреннее волнение, неподдельный интерес... Невольно поморщившись, я в шоке подумала, неужто я сама была такой всего лишь меньше месяца назад. Во мне словно бы жило два разных...совершенно разных человека... Только тот, прежний человек, прежняя я... он ушёл и никогда... никогда не вернётся.
Быстро шмыгнув в первую попавшуюся дверь, ничего больше не желая в этот момент, кроме как скрыться от любопытных взглядов и нежелательной встречи, я очутилась в салоне красоты.
Девушка с ярко-розовыми волосами и кричащим алым лаком на ногтях доброжелательно высунулась из-за стойки. - эмм... привет, чего желаете? Вы записаны? Стрижка, маникюр, солярий...?
- Нет, я не записана, но... - внезапное желание что-то в себе изменить захватило меня. Я чувствовала, что мне надо изменить себя внешне, коль уж я изменилась внутренне. - Но, если есть свободный мастер, то я...
Через полтора часа я уже выходила на улицу. Куда бы направится? Я снова посмотрела на торговый центр, расположенный через несколько домов. На входе было чисто. Никаких знакомых.
Был самый разгар дня, но небо посерело, скрыв за призрачной туманностью солнце. В атмосфере что-то неуловимо изменилось, лёд на лужах растаял, температура повысилась, ионизированные разряды проскакивали в воздухе. Переменчивая погода сделала очередной виток.
Я шагнула с тротуара на проезжую часть, когда первые капли ударились о землю. Быстро пробежав оставшееся расстояние я вошла в распахнутые двери здания. Побродив по залам, я так и не обнаружила в себе желания ничего приобрести. Было скучно, и я уже жалела, что выбралась из дома. Наверное, уже стоило возвращаться. Я уже было собиралась направится к выходу, как вдруг моё внимание привлекла девушка стоявшая у витрины с сумочками. Мне показалось, что она лишь делает вид, что разглядывает представленные модели, тогда как на самом деле взгляд её скользит по толпе, отражающейся в стекле витрины. Девушка имела немного растрёпанный вид, однако, от её фигуры так и веяло внутренней грацией, поистине королевская осанка, водопад струящихся рыжих локонов, насыщенного огненного цвета. Внезапно, она резко обернулась, и наши взгляды встретились, и я утонула в глубоких гипнотических глазах цвета выдержанного бордо.
Страх парализовал меня, и я знала, что никаким способом, ни самовнушением, ни убеждением, не смогу притушить его. Теперь я вспомнила совершенно отчётливо, вспомнила то, что уже несколько дней мне пытался подсказать собственный разум, транслируя воспоминания сквозь сны. У моего насильника были такие же глаза: широкие чёрные зрачки на фоне яркой насыщенной красным радужки.
Девушка улыбнулась мне, но в этой улыбке не было ничего приятного, ничего доброжелательного. Я почувствовала себя запуганным кроликом, на которого уставился удав. Через секунду место, где стояла та девушка, оказалось пустым, словно то, что я её видела, лишь показалось мне. Но она была там, я точно знала. Липкий страх полностью сковал меня. Куда она исчезла, да ещё так быстро? Словно какой-то фокусник щёлкнул пальцами и мираж развеялся.
Домой... как я доберусь домой? Неимоверным усилием я подняла собственную руку. Это давалось тяжело, словно бы она вмиг отяжелела до неподъёмного веса. Выудив из кармана мобильник, который плясал в ладони, так и норовя выскочить, я набрала номер единственного человека, на которого могла положиться, с которым мне было не страшно.
Телефон взяли после первого же гудка, словно бы мой звонок был ожидаем.
- Джесс? - мягкий заботливый тон немного привёл меня в чувства.
- Джейк, забери меня, пожалуйста, - почти пропищала я, чувствуя, как голос в любой момент грозится сорваться.
- Конечно, где ты.
- Я в Палладиуме... и... приезжай побыстрее.
- Я рядом и скоро буду, - успокоил он меня.
Минуты до его прихода показались мне часами. Я направилась ближе к выходу, чтобы поскорее встретить его. На улице уже во всю бушевала стихия. Я вышла в тот же самый момент, когда Джейкоб выскочил из подъехавшей машины.
Он сразу же бросился ко мне, но застыл в нерешительности, не дойдя буквально шага до меня.
- Джесс? - он в ужасе взирал на меня. - Зачем... зачем ты обстригла волосы?
Я разрыдалась, почему сейчас весь смысл заключался для меня в этом вопросе? Почему я уже жалела о своей импульсивности? Почему я отодвинула необходимость рассказать о своём воспоминании на второй план? Я смотрела на его удивлённое лицо, такое близкое и далёкое, единственное и родное одновременно. Ну, как? Как мне прожить без него дальше? Почему из всех знакомых мне людей, я первым набрала его номер?
Моя рука потянулась к волосам, пропуская сквозь пальцы уже намокшие кудри, оставшиеся от сохранившейся укладки.
- Я... я не знаю..я хочу обратно свои волосы... - слёзы душили меня, мешая говорить.
Крепко обхватив и прижав меня к себе, Джейкоб зарылся всей пятернёй в мои локоны, теперь уже свисающие всего лишь до плеч. - Не переживай, они скоро отрастут, - охрипшим голосом прошептал он.
- Джейкоб, я должна тебе кое-что рассказать, но прежде, увези меня отсюда, - наконец, справилась я с эмоциями. - и ещё... я... я не хочу домой... мне там страшно...
Мне действительно не хотелось домой, я больше не чувствовала то, что дом защищал меня. Безопасность его была под большим сомнением.
Джейкоб отстранился и на секунду задумался. - Может быть, тогда поедем ко мне?
- Я не хочу тебя стеснять... - начала я, искренне надеясь, что он не расценит мои слова, как навязчивость.
- Глупости, - одним словом он отмёл все мои возражения.
Всё ещё не выпуская меня из объятий, он развернулся к машине, из которой вышел какой-то его друг. Я тут же сжалась, готовясь к тому, что парень подойдёт к нам, и мне придётся терпеть чужое присутствие рядом. Но он всего лишь кинул Джейку ключи, и тот ловко поймал их.
Улыбнувшись мне и махнув Джейку, парень перешёл дорогу и скрылся в одном из магазинчиков.
- Это Квил, - пояснил Джейк. - Мой хороший друг. Он не опасен, не бойся, Квил хороший парень. Мы тут... ммм.. как раз собрались погулять... в городе. Видишь, как хорошо, что я оказался рядом, - Джейкоб ненавязчиво подтолкнул меня к машине. - Ладно поехали.
Я всё расскажу ему, как только мы приедем домой. Что-то подсказывало мне, что он не станет смеяться над моими страхами или крутить пальцем у виска на мои невозможные, нереальные заявления.
Пока мы не выехали из города, я вертела головой, пытаясь за стеной ливня разглядеть опасность, что, как казалось, таилась в каждом тёмном закутке.
Во что я впутываю Джейкоба? Зачем? И на каких основаниях? Кто он мне? И кто я для него?
Дождь хлестал по стёклам машины, деревья опасливо раскачивались по обеим сторонам дороги, зигзаг ярко оранжевой молнии изломал небо. А мы всё ехали и ехали, дальше от Форкса... и словно бы страхи, которые следовали за мной по пятам, остались там же, в городе.
Обернувшись, я посмотрела на сосредоточенное лицо Джейка, внимательно следящего за дорогой и внезапно поняла, что почему-то не отшатнулась от него сегодня, когда он обнял меня, там, у входа... под дождём...

Джейкоб

Если и было что-то, что я почитал совершенно пустым времяпровождением, - это было приготовление домашнего задания. Но Сэм был совершенно непреклонен: все в стае должны как минимум закончить школу. Я говорю, как минимум, потому что на некоторых из нас Сэм имел далеко идущие планы. Добродушному и преданному Сету, обладающему прекрасной памятью и точными руками, предназначалось будущее врача. А Квилу, неизменно приносившему только «А» по всем предметам и умевшего убедить в своей правоте любого, предстояло стать не больше не меньше как адвокатом. И учиться, даже страшно подумать, в Гарварде, на что у Сэма была отложена, какая-то, совершенно астрономическая сумма, на которую можно было, к примеру, перестроить в резервации школу.
Но меня Бог миловал. «А» я приносил исключительно по физкультуре, да и то в те редкие дни, когда я являлся на уроки. По всем остальным предметам я имел стабильное «Б» и прилагать усилия для повышения оценок совершенно не собирался.
На это у меня были две веские причины: во-первых, 90 % предметов мне были совершенно не интересны, а тратить свое время на изучение абсолютно не интересующие меня вещи я не хотел. Во-вторых, я не собирался продолжать учиться после школы. У меня уже есть в руках совсем неплохая профессия механика. За нее хорошо платят, а самое главное, я это действительно люблю. Ну, нет для меня больше удовольствия, чем покопаться в каком-нибудь моторе, и старина мотор отвечает на мою любовь взаимностью, буквально на глазах возрождаясь из мертвых.
Иной механик, послушав, как хрипит и кашляет мотор, проведет пол дня в поисках неполадки, а мои пальцы как-то сами собой, по какому-то наитию, знают, что проверить в первую очередь.
В резервации уже давно никто не обращается в гаражи, все прямиком ко мне. А в последнее время появились и клиенты из Порт-Анджелеса.
Первым заявился этот парень, Тони, точнее даже не парень - почтенный отец большого семейства. Как и полагается почтенному отцу - он страдал одышкой, был полноват и слишком многословен.
- Слыхал я, говорят, что ты работаешь быстро, а берешь не дорого. У меня дома четыре машины. Моя - новая, и три развалюхи. Жены и двоих дочек. Уж сколько раз предлагал жене новую машину купить - уперлась. Старый конь, мол, борозды не портит. А дочкам, сам менять не хочу. В воспитательных целях. Он наставительно поднял палец вверх. Пусть поездят на том, что сами заработали, научатся деньги ценить. А то молодежь сейчас сам понимаешь...
- Понимаю, - наконец, сумел я вклиниться в его пространную речь.
- Ну, что, берешься присмотреть за моим табуном?
Он, похоже, даже не услышал двусмысленности в своих словах.
- А то у них, что ни день, что-то ломается, и я автоматически превращаюсь в извозчика на целый день.
- Берусь, - коротко ответил я.
За ним появились и другие клиенты. В конце концов, это окончательно убедило Сэма, что машины - мое призвание, и он от меня отстал.
Кстати, даже шеф Свон частенько ко мне заглядывал, да и своих сослуживцев не забывал посылать. У нас с ним установились прекрасные дружеские отношения, чего нельзя было сказать о его дочери. Беллз... Она все больше и больше отдалялась от меня. Ну, почему она выбрала именно вампира? Ну, хорошо, она выбрала его и с этим ничего нельзя поделать... пока... Но, будь у мена развязаны руки, я предупредил его, чтобы и пальцем не смел ее трогать. Это слишком опасно. И пусть наслаждались бы платонической любовью, пока не надоест. У Беллы бы быстро закончилось терпение. Я помню тот взгляд, который она кинула на меня, тогда на кухне, когда я остался практически без одежды, собираясь перевоплотиться. Хорошо помню. Но, черт возьми, он позволяет себе заходить очень далеко. В этом нет никаких сомнений, а я даже не могу переломать ему пару ребер. Просто в качестве аргумента.
Тихий треск вывел меня из состояния задумчивости. Оказывается, я сломал карандаш. Отложив в сторону обломки, я с тяжелым вздохом потянулся за ручкой.
Если я не хочу просидеть весь день дома, то пора приниматься за сочинение об Американской войне за независимость. С этой необходимостью меня примиряло лишь одно: я не слишком напрягался по поводу оценки.
Мои труды прервала требовательная трель мобильного телефона. В трубке послышался радостно возбужденный голос Эмбри.
- Привет, Джей, - я поморщился. Не люблю, когда меня так называют. - Мы вычислили одну. В Палладиуме. Явно не вегетарианка. Воняет аж за километр, но красивая... стерва. Давай, подваливай, я уже позвонил Квилу, он через пять минут будет у тебя. Я думаю, втроем мы ее сцапаем!
- Погоди, Эмбри, - перебил я его, - за что мы ее «сцапаем»? Она кого-то убила?
- Нет, - озадаченно ответил он.
- Может, она кого-то загоняет? - с надеждой спросил я.
- Да нет, - еще больше сник он.
- Да... - я забарабанил пальцами по столу, - тогда плохи наши дела, брат. Не за что нам ее задерживать. Просто проследи за ней, мы с Квилом, конечно, подъедем сейчас, но если кровопийца будет вести себя тихо, мы ничего не сможем сделать.
- Как ничего, - заорал Эмбри - а если она нападет?
- Вот тогда и вмешаемся.
- А если не нападет, что так и дадим ей уйти? - продолжал возмущаться он.
- Так и дадим, это - часть договора, - подтвердил я. - Все Эмбри, я слышу на улице Квила. Через десять минут будем. И не вздумай к ней соваться, понял?
- Пооонял, - кисло протянул Эмбри и отсоединился.
- Ну что, повеселимся? - радостно спросил Квил, перекидываясь в человека и забираясь вслед за мной в машину.
И этот туда же, - разозлился я. Можно подумать мне самому не хочется порвать вампиршу. А я вот тут сижу и вытираю сопли двум юнцам, объясняя, почему мы не можем этого сделать. Как раз по мне, блин, работка! Но ответить Квилу я не успел, меня снова перебил звонок мобильного телефона.
- Да, - прорычал я в трубку.
- И тебе привет, - ответил Сет. - Джес вышла из дома. Выглядит затравленно. Я иду за ней, - деловито сообщил он.
Черт возьми, да она просто магнит для неприятностей, раздраженно подумал я. Столько дней просидела дома, и на тебе, угораздило ее пойти погулять именно в тот день, когда прямо возле ее дома появляется вампирша. Ведь от ее дома до Палладиума рукой подать.
- Куда она направляется? - потребовал я.
- Джейк, - терпеливо ответил Сет, - я пока не умею читать мысли. Да она, похоже, и сама особо не знает куда.
- Не отставай от нее на шаг, не подпускай близко к Палладиуму, - приказал я.
- Как не подпускать? - удивился он. - Схватить за руки и держать?
Ох, елки, он прав! Как ее удержать-то?
- Ладно, - неохотно согласился я, - просто следуй за ней и держи меня в курсе. Ты кстати знаешь, что в Палладиуме обнаружили вампиршу?
- Знаю, Эмбри предупредил, - ответил он. - Не волнуйся, я иду за Джесс.
- Да не волнуюсь я, - я резко нажал кнопку «отбой». И трясет меня не от напряжения, а от предвкушения! Может, все-таки вампирша нарушит правила, и нам удастся хоть немного поквитаться с этой пародией на людей. Я с удовольствием разорву ее на части собственными руками. Хотя вампиров, конечно, лучше сжигать. Ну, сожгу то, что останется.
Я тяжело вздохнул. Не помогало. Все эти кровожадные мысли не могли вытеснить из моей головы глухого страха за Джесс. Да что со мной происходит, черт возьми?! Что бы случайная знакомая всецело завладела моим вниманием! Ну, хорошо, пусть не случайная... Пусть нас связывает еще и страшная трагедия, которую она пережила, и помощь, которую я не мог не оказать ей тогда. И все! Достаточно! Прекрати колотиться! - приказал я сорвавшемуся в галоп сердцу и с силой стиснул руль.
Больше часа мы проездили по городу почти в абсолютной тишине, изредка перекидываясь незначительными фразами. Квил, по-видимому, догадался, что ко мне лучше не лезть и сидел, тихо насвистывая себе под нос какую-то мелодию.
И в третий раз зазвенел мобильник. На дисплее высветился номер Джесс, и я похвалил себя, что записал ее номер прямо в телефон.
- Джесс? - я немедленно схватил трубку.
- Джейк, забери меня, пожалуйста, - в ее голосе слышалась такая паника, словно вампирша уже шла за ней по пятам, и она чувствовала это. Я силой сжал руль, пластик протестующе заскрипел... - Конечно, где ты?
- Я в Палладиуме...
В Палладиуме???!!! Я почувствовал, как у меня волосы встали дыбом. Мои догадки оказались не так далеки от действительности! Что если она учует запах другого вампира и заинтересуется Джесс? У этих тварей нюх не хуже, чем у волков...
- И... приезжай побыстрее, - затравленно прошептала она.
- Я рядом и скоро буду, - я вдавил педаль газа до предела. Квил осуждающе покачал головой, но промолчал. Вот и молодец, из него не только адвокат, из него, пожалуй, и дипломат неплохой получится.
- Справитесь с вампиршей одни?
- Справимся, - спокойно ответил он, не отрывая взгляда от окна. Дождь бешено лупил в лобовое стекло, и дворники с трудом справлялись с потоками воды.
Когда я подъехал к огромному, ярко освещенному зданию, Джесс стояла на улице одна, зябко кутаясь в курточку. От ее фигурки так и веяло ужасом и безысходностью.
Выскочив из машины, я бросился к ней, на ходу пытаясь сообразить, почему она так не похожа на саму себя. Да, ей плохо и страшно, да она похудела и осунулась, а ее, когда-то блестящие волосы... волосы!!!
- Джесс? - я резко остановился, словно сходу налетев на стену. - Зачем... зачем ты обстригла волосы?
- Я... я не знаю... я хочу обратно свои волосы... - слёзы покатились по ее лицу, смешиваясь с дождевыми каплями. Она выглядела такой несчастной и растерянной, и, похоже, теперь она сама не понимала, что заставило ее войти в парикмахерскую. Может быть, она хотела изменить свою жизнь и решила начать с такой вот маленькой перемены. А может, спряталась в парикмахерской от кого-то, кто напугал ее и потом, не зная, как объяснить свое поведение, села в кресло... Все может быть. Но сейчас это уже не важно. Важно лишь то, что она рыдала по своим волосам, словно по своей прошлой жизни.
Не долго думая, я сгреб ее в охапку, помня, что она может оттолкнуть меня в любой момент. Но к моему изумлению, этого не произошло.
- Не переживай, они скоро отрастут, - я зарылся пальцами в её влажные кудри.
- Джейкоб, я должна тебе кое-что рассказать, но прежде, увези меня отсюда, и ещё... я... я не хочу домой... мне там страшно...
Я понимал ее. Ни ее дом, ни ее родители не способны сейчас защитить ее от угрозы, которую она инстинктивно чувствует. Наверно, она поэтому и тянется ко мне, женским, шестым чувством понимая, что только рядом со мной она будет в безопасности.
- Может быть, тогда поедем ко мне? - осторожно предложил я.
- Я не хочу тебя стеснять... - робко ответила она.
- Глупости, - я развернул ее к машине, из которой появился Квил. Парень проявил чудеса деликатности и на протяжении последних десяти минут, делал вид, что его вообще здесь нет. Но стоило лишь ему появиться, как она тут же окаменела.
- Это Квил, - пояснил я, подхватывая на лету ключи. - Мой хороший друг. Тебе не надо его бояться. Мы тут... - я запнулся, подбирая нужные слова ... - ммм... как раз собрались погулять... в городе. Видишь, как хорошо, что я оказался рядом. Ладно, поехали.
Дождь не утихал всю дорогу к дому. Напротив он, казалось, еще больше разъярился. Ветер швырял в стекло намокшие листья и сломанные мелкие ветки. Колеса иногда буксовали, попав в особенно глубокую лужу, сосредоточенно глядя на дорогу, я размышлял о том, как вести себя с Джесс у себя дома. Сказать по правде, я несколько опасался своей собственной комнаты, боясь, что она всколыхнет в ней болезненные воспоминания...

 

Глава 35. Alive

Джессика

Комната Джейкоба вполне бы передавала его характер, если бы не одно «но». На фоне общей неприбранности, именно на его столе и, как я могла заметить через приоткрытую дверцу, в шкафу царил абсолютный порядок. Для меня это было даже несколько удивительным. Нет, я не ожидала повсеместного хаоса или разбросанных вещей, но такая аккуратность, как мне казалось, была вовсе не в его характере. Чем больше я общалась с ним, тем лучше узнавала Джейка, - понимала, как разительно он отличался от того парня, с которым я познакомилась всего лишь чуть больше месяца тому назад.
За окном раздался очередной раскат грома, и я невольно вздрогнула. В полумраке этой комнаты мне было спокойно и комфортно, как никогда. Когда твоя жизнь превратилась в один сплошной апокалипсис, и ты привык к постоянному чувству отчаяния и безысходности, внезапно спустившееся на тебя умиротворение отнимает у тебя последние силы. Мне было всё равно насколько сильно бушевала стихия за окнами, но буря в моей душе... притихла.
Джейк разговаривал внизу по телефону, я слышала его приглушённый голос. В доме больше никого не было. Отец, по его словам, отправился к Клирвотерам, и там из-за непогоды и остался. Весь снег, что намело за последние дни, растаял, и дороги местами размыло, а неожиданно начавшаяся оттепель, принесшая сегодняшнюю грозу, окончательно сделала невозможным передвижение по трассе. Нам ещё повезло, что мы вовремя добрались до дома Джейка, прежде, чем стихия приняла размеры катастрофы.
Я позвонила матери. На вопрос: где ты? - Я честно ответила: У Джейкоба. Она была недовольна. Я прекрасно это чувствовала. Но отчитываться перед ней за свои действия и поступки я не собиралась. Перешагнув за черту, я оставила позади прежнюю Джессику. Да, я другая, и, надеюсь, в этом мире для меня найдётся место.
- Джесс, - мягкие интонации в его голосе возымели надо мной силу, выдернув меня из неприятных раздумий. Он стоял в дверях, упираясь ладонями в косяки двери, и был похож на какого-то тёмного мстителя: сильный, уверенный в себе, способный защитить меня, от моих собственных страхов.
Я делила себя на Джесс "до" и Джесс "после". Так вот, Джесс "до", дала бы этому парню по сто бальной шкале харизматичности - всю тысячу, а Джесс "после" чувствовала странную смесь испуга и возбуждения, находясь рядом. Мне бы хотелось подойти к нему, спрятать лицо на его груди, прижаться, почувствовать как сильные руки, обхватывают меня, закрывают от всех забот и бед, но я не шелохнулась. Действительность была обратной. Скорее всего, дотронься он до меня сейчас, я снова стану одним сплошным зажатым комком нервов. Опять оттолкну его или, что его хуже, у меня начнётся очередная истерика. А Джейк уже насмотрелся на мои слёзы - хватит.
- О чём ты хотела рассказать мне? - он подошёл и опустился на краешек кровати, как раз напротив того кресла, в котором, подобрав под себя ноги, устроилась я.
На секунду прикрыв глаза, я выудила из омута памяти прекрасное дикое лицо огненоволосой незнакомки и её полыхнувший под стать волосам взгляд. Затем в моей памяти всплыло отчуждённое насмехающееся лицо моего насильника с такими же, правда, слегка темнее по оттенку, глазами.
- Мне постоянно снится один кошмар, - начала я. - Он про тот день, когда всё и случилось... - не могла я рассказывать об этом и смотреть Джейку в глаза; мой взгляд скользнул к окну, за стеклом которого сверкнула и погасла молния. - Каждый раз я просыпалась с навязчивой мыслью, что от меня ускользает что-то важное, то, что мне надо рассказать тебе. И сегодня я вспомнила, что это... В Палладиуме, когда я уже собиралась уходить домой... я увидела девушку. Она словно бы была неуместна к окружающей обстановке, люди, проходящие мимо, обтекали её, растрёпанную и дикую, притягивающую внимание. Она посмотрела на меня... и я сразу вспомнила... Не знаю, как это объяснить, но у неё, и... у него... одинаковые глаза... одинаковые красные глаза, - теперь я могла посмотреть на Джейка, его спокойное лицо не выдавало мыслей. Странно, но он не удивился моему сообщению, словно бы знал, словно бы не нашёл в этом ничего из ряда вон выходящего. - У него была алая радужка, и он был невероятно силён. Он утащил меня от дороги в лес на приличное расстояние. Не знаю, как обычный человек мог пробежать пару километров с таким грузом в руках... без остановок... Не просто пробежать пронестись...
Склонив голову к плечу, я вопросительно посмотрела на всё ещё молчавшего Джейкоба.
- Кто они, Джейк?
- Ублюдки, - жёстко произнёс он.
- Я думала, может, мне стоило заявить в полицию после... после всего этого. Но, в нашем маленьком городе, сплетни разносятся со скоростью ветра, - я спрятала лицо в ладонях. - Все бы узнали, что произошло со мной. Это бы окончательно сломало меня. Я и так еле держусь.
- Я вижу, Джесс, вижу, - я скорее почувствовала, чем услышала, как он подошёл ко мне и опустился на пол, так, что наши лица должны были оказаться на одном уровне. Этот парень передвигался с бесшумной поступью пантеры. Ни одна деревянная половица этого старого дома не скрипнула под его весом. - Полиция не поможет.
- А кто поможет? - я вскинула голову, встретив взгляд его тёмных грозовых глаз.
- Я помогу.
- Это очень опасно, я не хочу, чтобы ты этим занимался.
- Не бойся, я сильнее, чем тебе может показаться.
- Но... - пыталась я возразить, осознавая то, что Джейк даже не представляет, насколько страшен и силён был тот человек.
- Не будем больше об этом говорить, - прервал меня Джейкоб, накрыв пальцами мои губы. Его горячее прикосновение вызвало лёгкое покалывание в них. Я уже давно не чувствовала ничего подобного.
- Джейкоб, - совершенно бессознательно выдохнула я, не отрывая от него взгляда.
- Да, Джесс?
- Мне бы... мне бы хотелось узнать, способна ли я ещё чувствовать что-то. Но каждый раз, когда ты прикасаешься ко мне, все мои нервные окончания кричат об опасности и панике, мне страшно, что я так никогда и не оживу, что это не прекратиться, - мне самой не верилось, что я призналась ему в этом. Выражение его лица ни капли не изменилось, он лишь мягко улыбнулся, поднимаясь и протягивая мне руку.
- Давай просто полежим рядом, - предложил Джейкоб. - Ведь мы так уже делали. В этом нет ничего страшного. Ты же помнишь? - уговаривал меня его ласковый шёпот.
Я кивнула, соглашаясь, позволяя ему увлечь меня за собой на постель. У края кровати я замерла и предупредила его. - Только я пока не готова снять одежду.
- Конечно, - серьёзно кивнул он, принимая мои условия. Мы легли, и я уютно устроилась в горячем кольце его рук. В отличие от меня, он скинул свою футболку. Его бронзовая кожа ярко контрастировала с белоснежным постельным бельём.
Постепенно моё дыхание выровнялось, сердце уже так рьяно не стремилось выскочить из груди.
- Джейкоб?
- Да, детка.
- Я боюсь, - честно призналась я.
Он прижался щекой к моим волосам. - Меня?
- Нет, не тебя, - я действительно не боялась его, но мне было сложно, вдруг я так никогда и не смогу забыть, вдруг я никогда не буду способна...
- А чего тогда ты боишься?
- Всего этого.
- Не надо. Не бойся.
Перевернувшись, я оказалась лицом к лицу с ним. Он был спокоен, даже расслаблен. Удивительно, куда исчез его обычный напор? Это был новый, незнакомый мне Джейкоб. И я ценила его сдержанность. Я робко улыбнулась ему, и он мягко улыбнулся мне в ответ.
- У тебя красивые губы, Джесс, знаешь об этом?
Я отрицательно замотала головой.
- Да, Джесс, у тебя очень чувственные нежные губы, и мне очень хочется к ним прикоснуться. Можно я поцелую тебя?
- Д-да... - мой голос слегка дрожал, а сердце уже готовилось очередной раз ускориться.
Он потянулся к моим губам, но я внезапно для себя самой отпрянула.
Ничего не изменилось в нём, лишь только глаза насыщенного кофейного цвета стали ещё темнее.
- Джесс, если ты не хочешь, то не надо. Запомни, ты ничего никому не обязана доказывать.
- Нет, Джейк, я хочу, - в моём голосе прозвучал вызов и непреклонная убеждённость. Я действительно хотела, даже очень, а отпрянула я чисто инстинктивно. Поклявшись впредь держать себя в руках, я с надеждой посмотрела на Джейка. - Может, попробуем ещё раз?
- Давай, - он снова наклонился ко мне, не разрывая визуального контакта, и легко прижался к моим губам. Я не отпрянула, лишь лежала совершенно неподвижно и тяжело дышала от подкатывающего страха. Джейкоб оторвался от моих губ. - Может, тебе будет легче, если ты сама поцелуешь меня?
- Может, - согласилась я, и он откинулся на подушки, оставляя решение за мной.
Я приподнялась на локте, уговаривая саму себя, отбросить страх. Ведь мы уже целовались с Джейкобом, и я помнила, как прекрасно он целуется, какое волнение поднимают во мне его мягкие губы.
Заправив волосы за ухо, я склонилась над ним, обхватывая его нижнюю губу своими, затем, словно пробуя, насколько далеко мне позволит зайти свой собственный разум, я погладила её языком. Его губы шевельнулись под моими, раскрываясь, и я скользнула глубже, дотронувшись до его языка своим. Он ответил на моё приглашение, медленно, но уверенно, забирая инициативу на себя. И вот теперь уже он целовал меня. Поцелуй становился всё глубже и глубже, пока не перерос в самую, что ни на есть страстную, горячую ласку. Сердце заколотилось как бешеное, но уже вовсе не от испуга. Я почувствовала, как в томительном ожидании, наливается моя грудь. Где-то в глубине моего тела нарастало лёгкое, давно забытое возбуждение.
С судорожным, удивлённым вздохом я оторвалась от его губ и легла на спину. Джейк снова приподнялся на локте, вглядываясь в моё лицо.
- Как ты?
- Отлично, - быстро нашлась я, и умоляюще посмотрела на него. - Может, ещё раз попробуем?
Он приглушённо рассмеялся, мягко целуя мои веки и кончик носа, постепенно перемещаясь к губам и прежде чем, припасть к ним, выдохнул. - Конечно, можем и не раз.
Некоторое время мы целовались. Его пальцы зарывались в мои волосы, лаская затылок, ладони накрывали щёки, гладили подбородок, делая поцелуи ещё более возбуждающими, чем они были в самом начале.
- Всё хорошо? - спросил он меня чуть позднее.
- Даже очень, - я улыбнулась.
- Мне кажется, Джесс, тут стало слишком жарко. Можно я сниму твою кофту? - спросил он, вопросительно поднимая бровь.
Прежде чем кивнуть, я долго изучала невинный взгляд его шоколадных глаз.
Медленно расстегнув ряд пуговиц на моей груди, он помог мне высвободиться из рукавов. Тонкий материал бюстгальтера прикрывал мою грудь. - Можно, я сниму и его?
Поразмыслив, что вреда не будет, я снова закивала. Джейкоб откинул в сторону узкую атласную полоску и накрыл мою грудь своей горячей ладонью. Я закрыла глаза, когда жаркое дыхание опалило меня, и почти беззвучно ахнула, от соприкосновения его разгорячённой кожи с моим напряжённым соском, а затем губы Джейка сомкнулись на нём.
Здесь не было страсти, лишь щемящая беспредельная нежность и терпение, уступчивость и мягкость, и бесконечное самообладание.
Я видела его страстным и неторопливым, но терпеливым - никогда. Мои руки сами собой метнулись к его плечам, сдавливая их. Его губы переместились к моей шее, а ладони начали блуждать по моему телу, всё так же размеренно и неторопливо. Эти ласки прогоняли тревогу и волнение, будили лёгкие отголоски желания.
Внезапно ощутив, как его пальцы расстегнули пуговицы на моих брюках и скользнули под них, я вся сжалась и отрицательно затрясла головой.
- Джесс, - прошептал он, снова мягко целуя меня. - Если ты хочешь, мы можем остановиться на этом. Но я хочу до тебя дотронуться. Позволь мне это.
- А ты не сделаешь мне больно? - жалобно вопросила я, опасаясь, что стоит ему коснуться меня там, как страх вернётся.
- Никогда, - с жаром ответил он. - Но если тебе станет неприятно, просто скажи, и я сразу же прекращу. Хорошо, Джесс?
Меня раздирали противоречивые чувства. Ощущая себя последней трусихой, я всё же кивнула через силу. - Джейк, я боюсь, что воспоминания вернуться. Те ужасные...
- Я не позволю им забрать тебя. Они не вернутся, малыш, не думай о них. Думай только о нас. Думай о том, как я ласкаю тебя, как тебе приятно, как хорошо. Есть только сейчас. Никаких «до», - пока он говорил, неторопливо высвобождая меня от последних остатков одежды, оставляя лишь один тонкий клочок нижнего белья, я пыталась проникнуть в смысл его слов, примерить их на себя. - Я не сделаю ничего, что бы шло в разрез с твоими желаниями, - он лёг сверху, нависая надо мной. - Ты так прекрасна, Джесс. Я хочу целовать тебя... всю...
Где-то в глубине моего тела тонкая искорка постепенно разгоралась до масштабов пожара. И всё это благодаря Джейкобу, его терпению и такту, а я так боялась, что уже никогда не почувствую себя живой. Что так навсегда и останусь: некрасивой, грязной, опороченной, недостойной...
Его ладонь скользнула под ткань и замерла, пальцем он нажал на несколько сверхчувствительных точек, заставляя меня вздрогнуть от пронзительных ощущений, однако он не предпринимал попытки проникнуть глубже.
Я попыталась послушаться его и расслабиться, и у меня стало получаться. Его прикосновения были приятными и очень деликатными. Джейк наблюдал за мной, чтобы не упустить мою реакцию, если вдруг моё состояние изменится, и я опять закроюсь от него. Но пока ничего не менялось.
Затем мы снова начали целоваться, я даже осмелилась погладить его разгорячённую кожу, удивляясь, какое удовольствие мне доставляет дотрагиваться до него.
Возможно, на секунду потеряв самообладание, Джейкоб сильнее прижался ко мне, так, что я ощутила давление его твёрдой возбуждённой плоти на своё бедро. Это вмиг отбросило меня назад, почти к самому началу. Замерев, я лежала, с опаской взирая на Джейка.
Он дотронулся до моих сжатых в кулаки ладоней, побуждая их разомкнуться. Только сейчас я поняла, что впилась ногтями себе в кожу. Ладони расслабились и раскрылись.
- Джесс, в этом нет ничего плохого. Да, я возбудился. Это естественно. И он встал, потому что сейчас рядом со мной лежит красивая девушка, с самыми потрясающими ногами, которые мне хочется гладить, с мягкими ласковыми губами, которые я хочу целовать. У неё прекрасной формы грудь, глаза необыкновенного цвета, бархатная кожа и её длинные волосы сейчас так красиво разметались по подушке. И я хочу проникнуть в тебя, но не для того, чтобы совершить насилие, а для того, чтобы любить, долго, нежно и страстно, чтобы ты вскрикнула не от страха, а от наслаждения, чтобы ты не зажималась, а ласкала меня в ответ. Ведь я тоже горю от твоих прикосновений и мне хочется чувствовать твои руки на своём теле и губы под своими губами, - он прижался лбом к моему лбу. - Мы будем продвигаться постепенно. И лишь только тогда, когда ты будешь к этому готова, когда ты сама решишь, что настало время, мы пойдём дальше, до самого конца, Джесс. Тебе решать. Не мне. Запомни это. Все решения только за тобой.
Он переместился, перекатываясь на бок вместе со мной. - А теперь, давай снова просто полежим.
Я подняла на него взгляд, практически невозможное, невыносимое счастье от его слов, заставивших меня почувствовать себя желанной,... снова живой... охватило меня.
- Джейк?
- Да.
- А ты ещё поцелуешь меня?
Он тихо рассмеялся в ответ и снова потянулся к моим губам.

Джейкоб

- То есть как это "упустили"? - прорычал я в трубку, осторожно покосившись на дверь.
- Вот так и упустили, - Эмбри был самой невозмутимостью. Сет следил за ней от самого Палладиума. В лесу к нему присоединился Квил, ну ты понимаешь...
Конечно, я понимал. Пока она была в общественном месте, Сет был в безопасности. Вампиры не охотятся в местах большого скопления народа. Но вот в лесу... В лесу она запросто могла бы напасть на волчонка, тем более, если она голодна. А она была голодна, Квил это заметил. Вообщем правильно сделал, что подстраховал парня.
- Ну вот, а в лесу она начала петлять, а потом и вовсе покинула наши земли. Джейк, она странная, эта стерва. Все время опережала нас на шаг, как будто знала, что мы будем делать. Вообщем, не виноваты они. Да еще этот чертов дождь... Все следы размыло, а запаха почти не чувствуется.
Адвокат чертов, раздражено подумал я. - Продолжайте патрулировать границы, она может и вернуться.
- Уже.
- И держите меня в курсе, - добавил я, заканчивая разговор.
Я направился, было, в свою комнату, но на пол пути остановился в нерешительности. Во мне внезапно начало закипать раздражение на самого себя, а в голове появилась масса вопросов. Зачем я ее сюда привез, черт возьми? Я вполне мог отвезти ее домой, оставив там Квила или Эмбри. Ну что за кретинская привычка, вечно все делать самостоятельно, не доверяя никому. Или дело не в этом? А в чем тогда? В том что мне хотелось побыть с ней еще немного? Бред! Сущая ерунда!
Сделав еще насколько шагов, я остановился на пороге своей комнаты. Она сидела в кресле, сиротливо поджав под себя ноги. Я устало оперся о косяк двери.
- О чём ты хотела рассказать мне? - как можно мягче спросил я.
- Мне постоянно снится один кошмар. Он про тот день, когда всё и случилось... - она на секунду запнулась. - Каждый раз я просыпалась с навязчивой мыслью, что от меня ускользает что-то важное, то, что мне надо рассказать тебе. И сегодня я вспомнила, что это... В Палладиуме, когда я уже собиралась уходить домой... я увидела девушку. Она словно бы была неуместна к окружающей обстановке, люди, проходящие мимо, обтекали её, растрёпанную и дикую, притягивающую внимание.
Поначалу, она, словно ожидая насмешек или неверия с моей стороны, говорила медленно и робко, но постепенно ее голос крепчал, а тон становился все увереннее и увереннее.
- Она посмотрела на меня... и я сразу вспомнила... Не знаю, как это объяснить, но у неё, и... у него... одинаковые глаза... одинаковые красные глаза. У него была алая радужка, и он был невероятно силён. Он утащил меня от дороги в лес на приличное расстояние. Не знаю, как обычный человек мог пробежать пару километров с таким грузом в руках... без остановок... Не просто пробежать пронестись...
Словно прилежная ученица, она перечисляла все те поначалу незаметные детали, по которым можно отличить кровипийцу от обычного человека. И красные глаза, и плавные движения и немалую силу.
- Кто они, Джейк? - добавила она в конце.
- Ублюдки, - коротко ответил я.
- Я думала, может, мне стоило заявить в полицию после... после всего этого. Но, в нашем маленьком городе, сплетни разносятся со скоростью ветра. Все бы узнали, что произошло со мной. Это бы окончательно сломало меня. Я и так еле держусь.
- Я вижу, Джесс, вижу, - мне стало невыносимо жаль ее, такую маленькую, хрупкую... девочку на которую внезапно обрушилась тяжесть всего мира. Я опустился рядом с ней на пол. - Но полиция не поможет.
- А кто поможет? - растерянно прошептала она.
- Я помогу, - неожиданно для себя ответил я.
- Это очень опасно, я не хочу, чтобы ты этим занимался, - запротестовала Джесс. Она что же, волнуется за меня? От этой мысли по телу разлилось приятное тепло, а сердце предательски застучало.
- Не бойся, я сильнее, чем тебе может показаться, - успокоил я ее.
- Но... - не соглашалась она...
Ну, не рассказывать же ей все. Да и что я ей расскажу? Что я не человек? Точнее, не совсем человек? Что в мире помимо людей существуют еще волки и вампиры? Или что мы существуем только потому, что существуют они и действительно, ни кто кроме меня не способен ее защитить?
- Не будем больше об этом говорить, - я прикоснулся пальцами к ее губам, призывая закончить этот бессмысленный спор.
- Джейкоб...
- Да, Джесс?
- Мне бы... мне бы хотелось узнать, способна ли я ещё чувствовать хоть что-то. Но каждый раз, когда ты прикасаешься ко мне, все мои нервные окончания кричат об опасности и панике, мне страшно, что я так никогда и не оживу, что это не прекратится...
Потом, я долго пытался понять, что же побудило меня сделать то, что я сделал. Жалость? Вызов, брошенный моему самолюбию? Какое то третье чувство, названия которому я в тот момент не смог отыскать? Но сколько я не думал, ответа на свой вопрос я так и не нашел. Но это было потом, а тогда... тогда я медленно потянул ее за собой к кровати, готовый при малейшем намеке на страх с ее стороны, отыграть назад.
Она была относительно спокойна, и я осторожно сделал следующий шаг. - Давай просто полежим рядом. Ведь мы так уже делали. В этом нет ничего страшного. Ты же помнишь?
Джесс сжалась в комок, и я уже было, подумал, что поторопился, но она внезапно кивнула, соглашаясь.
- Только я пока не готова снять одежду, - ее голос похожий на полушепот предательски дрожал
- Конечно, - немедленно согласился я. А вот я все-таки сниму футболку - добавил я и, не дожидаясь ее согласия, быстро скинул с себя майку.
Откинувшись на кровати, я осторожно притянул ее к себе, обвив руками. Ее сердце бешено колотилось, дыхание вырывалось из горла с едва слышными всхлипами. Страх все еще сковывал ее. Я лежал неподвижно, стараясь даже дышать как можно тише. Сейчас было важно только одно, чтобы она привыкла к моим объятиям.
За окнами тихо и успокаивающе стучал дождь. На потолке отпечатались причудливые тени от веток дерева растущего прямо напротив окна. Было тихо... и спокойно...
Мы лежали в тишине довольно долго, наконец, она первая нарушила молчание.
- Джейкоб?
- Да, детка, - мягко ответил я.
- Я боюсь, - шепнула она. Знаю детка, знаю, что боишься. Свой страх и есть наш самый главный враг. Но мы его победим, можешь не сомневаться.
- Меня? - я осторожно прикоснулся к ее волосам.
- Нет, не тебя.
Она боялась саму себя, свою память и свое тело. Я все это прекрасно понимал, но все же спросил:
- А чего тогда ты боишься?
- Всего этого, - она неопределенно махнула рукой.
- Не надо. Не бойся, - как можно мягче сказал я.
Она перевернулась на бок, и робкая улыбка тронула ее чуть пухлые губки.
- У тебя красивые губы, Джесс, знаешь об этом? Очень чувственные и нежные, и мне очень хочется к ним прикоснуться. Можно я поцелую тебя? - попробовал я сделать еще один шаг.
Ей понадобилась почти целая вечность, чтобы собраться с силами и утвердительно кивнуть, и все же, стоило мне лишь прикоснуться к ней, как она в ужасе отпрянула.
- Джесс, если ты не хочешь, то не надо. Запомни, ты ничего никому не обязана доказывать.
- Нет, Джейк, я хочу. Может, попробуем ещё раз? - На этот раз ее голос звучал довольно решительно. Умница, детка, давай борись, помогай мне - мысленно поддержал я ее.
- Давай, - я снова склонился над ней, нежно проводя своими губами по ее. Это было словно целовать мраморную статую. Прекрасную, но неподвижную. На этот раз она не отстранилась, но и не ответила на мой поцелуй. - Может, тебе будет легче, если ты сама поцелуешь меня? - предложил я.
- Может, - неуверенно согласилась она.
Я откинулся на подушки, скрестив руки за головой, приняв как можно более спокойную и расслабленную позу. Может это хоть немного придаст ей смелости?
Она медленно наклонилась надо мной и робко прикоснулась к моим губам. Ее язычок несмело скользнул мне в рот. Я обхватил ее губы своими, руки сами по себе взметнувшиеся из за головы зарылись в ее густые волосы. Я прижал ее к себе чуть-чуть ближе и неспешно провел языком по ее губам. Она приняла мою ласку, и я позволил себе чуть больше огня. Это не испугало ее и я постепенно, тщательно следя за ее реакцией, перехватил инициативу на себя. Не на секунду не позволяя себе забыться, я целовал ее ласково... нежно... неторопливо... Пытаясь достучаться сквозь толщу сковавшего ее льда, до ее чувств. Мало помалу она начала отвечать мне, и поцелуй наполнился терпкой страстью.
Когда она отстранилась от меня, страха в ее глазах не было.
- Как ты? - на всякий случай спросил я.
- Отлично, - тут же ответила она, и неожиданно продолжила - Может, ещё раз попробуем?
- Конечно, можем и не раз, - улыбнулся я, мысленно поздравив себя с тем, что мы, наконец, сдвинулись с мертвой точки.
Мы целовались довольно долго. Неспешные, легкие поцелуи сменялись более страстными. Но стоило мне ощутить хотя бы намек на скованность с ее стороны, как я тут же гасил свою страсть и мои губы из настойчиво требовательных превращались в ласково-медлительные.
- Всё хорошо? - Задал я вопрос, в ответе на который нуждалась в первую очередь она сама.
- Даже очень.
- Мне кажется, Джесс, тут стало слишком жарко. Можно я сниму твою кофту? - вкрадчиво продолжил я.
Она долго смотрела мне в глаза и, наконец, неуверенно кивнула.
Аккуратно, не торопясь, я освободил ее от одежды. - Можно, я сниму и его? - продолжил я, скользнув взглядом по кружевному бюстгальтеру. На этот раз она ответила немного быстрее, и через несколько секунд ее сердце уже колотилось под моей ладонью. Слегка сжав ее грудь, я нагнулся над нежным соском, обхватывая его губами. Она выгнулась навстречу ко мне.
Когда мои руки принялись неспешно изучать ее тело, а губы скользнули по ключице, я ощутил, как ее пальчики впились в мои плечи.
На этот раз я не стремился разжечь в ней ответный огонь и не искал страсти. Я всего лишь хотел, чтобы она привыкла к ощущению моих рук на ее коже, поняла и приняла, что я никогда не причиню ей вреда.
Скользнув рукой по ее животу, я принялся расстегивать пуговицы на ее брюках.
Она судорожно вцепилась в мою руку и отрицательно замотала головой.
В ее глазах застыл ужас и всколыхнув непрошенные воспоминания. Точно такой же ужас плескался в ее глазах, когда она пришла в мой дом сразу после того, что этот подонок сотворил с ней. И вот сейчас, этот страх всплывает в ней каждый раз, ставя перед нами все новые барьеры. Джесс, детка, - мысленно взмолился я, - нельзя сейчас останавливаться. Все, чего мы достигли за последний час, сойдет на нет.
- Если ты хочешь, мы можем остановиться на этом. Но я хочу до тебя дотронуться. Позволь мне это, - я придал своему голосу всю убедительность, на которую был способен.
- А ты не сделаешь мне больно? - спросила она, заставляя все внутри меня перевернуться от жалости.
- Никогда, - пообещал я. - Но если тебе станет неприятно, просто скажи, и я сразу же прекращу. Хорошо, Джесс?
Она смогла найти в себе силы лишь на легкий кивок, но этого мне было достаточно.
Я осторожно вернул руку на ремень ее брюк, чувствуя, как напрягаются под моей ладонью мышцы ее живота, и леденеет кожа. Медленно, ласковыми не требующими отдачи движениями, я принялся поглаживать узкую полоску кожи на самой грани спасительной одежды, расстаться с которой она так боялась. - Я не позволю им забрать тебя у меня. Они не вернутся, малыш, не думай о них. Думай только о нас. Думай о том, как я ласкаю тебя, как тебе приятно, как хорошо. Есть только сейчас. - И лишь ощутив, как расслабились ее мышцы, я подцепил пальцами застежку. - Ты так прекрасна, Джесс. Я хочу целовать тебя... всю...
С тихим шелестом разъехалась молния... и она испуганно сжала ноги. Ее рука бессознательно взметнулась, и пальцы сомкнулись на моем запястье в попытке ограничить свободу моих движений. Я не возражал, заставляя себя не торопиться, я лишь слегка касался пальцами ее шелкового белья и убеждал, уговаривал, демонстрировал, что не причиню ей вреда, и не сделаю ничего против ее воли.
Прошло довольно много времени, прежде чем рваный ритм ее сердца сменился быстрым размеренным стуком. А потом... потом ее пальцы, судорожно цеплявшиеся за мою руку, безвольно разжались, и ладонь упала на простынь. И вот я уже осторожно касаюсь ее лона, где-то чуть нажимая, где-то сдавливая, где-то просто притрагиваясь и с восторгом, ощущаю, как ее тело, наконец-то, по началу совсем чуть-чуть, а потом все больше и больше, начинает отзываться на мою ласку.
Мои губы вновь прильнули к ее губам, и на этот раз она ответила мне неожиданно страстно. И где-то на долю секунду, я вдруг услышал, увидел, почувствовал, ту прежнюю Джесс, с которой я когда-то был близок. Этого мимолетного ощущения было достаточно, чтобы мое тело отреагировало незамедлительно. Проснувшиеся желания закружили меня в водовороте чувств. И тут я совершил ошибку. Опрометчиво поверив, что она немного пришла в себя, я прижался к ней чуть крепче, позволяя ей почувствовать, что она вызывает во мне ответную страсть.
Она тут же ушла в себя и окаменела. Руки сжались в кулаки, в глазах стояли непролитые слезы. Она молча смотрела на меня, не произнося не слова.
- Джесс, в этом нет ничего плохого, - вкрадчиво заговорил я. - Да, я хочу тебя. Это естественно. Рядом со мной лежит красивая девушка с самыми потрясающими ногами, которые мне хочется гладить, с мягкими ласковыми губами, которые я хочу целовать. У неё прекрасной формы грудь, глаза необыкновенного цвета, бархатная кожа. И я хочу проникнуть в тебя, но не для того, чтобы совершить насилие, а для того, чтобы любить, долго, нежно и страстно, чтобы ты вскрикнула не от страха, а от наслаждения, чтобы ты не зажималась, а ласкала меня в ответ. Ведь я тоже горю от твоих прикосновений и мне хочется чувствовать твои руки на своём теле и губы под своими губами, - шепча эти слова, я медленно притягивал ее к себе, так, что бы она вновь ощутила мое желание.
На этот раз, почувствовав меня, она закусила губу, но не отстранилась. - Мы будем продвигаться постепенно. И лишь только тогда, когда ты будешь к этому готова, когда ты сама решишь, что настало время, мы пойдём дальше, до самого конца, Джесс. Тебе решать. Не мне. Запомни это. Все решения только за тобой.
Я перекатился на бок, не разжимая объятий. - А теперь, давай снова просто полежим.
И снова тишина окутала нас и снова она первая нарушила молчание.
- Джейк?
- Да.
- А ты ещё поцелуешь меня?
- Конечно.

Глава 36. Days of thunder, days of peaceful.

 

Белла


Этим утром Эдвард как всегда отвёз меня на занятия, но сам в школе не остался. Он объяснил, что по договорённости с квилетами они охраняют часть своей территории, а поскольку незваные гости вновь нагрянули в округу, стоило быть особо бдительными. Мало сказать, что моё сердце сжималось от одной мысли, что любимому грозит опасность. Я видела его в деле, стремительного и беспощадного, но там были простые люди, хоть и несколько, а тут ему, в случае чего предстоит сражаться с равными себе. Это держало меня в постоянном напряжении. Перед тем, как уйти, он предупредил, что домой мне предстоит возвращаться вместе с Элис.
Быстро поцеловав меня на прощание, он уехал, а я, разочарованно вздохнув, направилась на урок.
Где-то на полпути, я услышала, как кто-то зовёт меня по имени.
- Эй, Белла! - я обернулась на окрик, ко мне спешил Майк.
- Привет, Майк.
- Привет, Белла, - немного запыхавшись, он подскочил ко мне. - Слушай, ты не видела Джесс?
Я отрицательно покачала головой и пожала плечами. Мои попытки поговорить с ней не увенчались успехом. Не знаю почему, но она не шла на контакт. Навязываться мне не хотелось.
- Она уже много пропустила. Не знаешь, что с ней произошло?
- Чего ты у меня спрашиваешь? Съезди, да сам узнай, что с ней, - в конце концов, если ему действительно не всё равно, то мог бы и сам уточнить у самой Джесс, а не выспрашивать у меня.
Майк как-то весь сник. Пробурчав: понятно, он опустил голову и поплёлся на занятия.
Обречённо выдохнув, я округлила глаза и помчалась на английский.
Вечером, как и было обещано, на стоянке меня ждала Элис.
- Привет, - произнесла она, растягивая слова в своей обычной манере, словно девушка южанка. Кстати, я заметила, что и Джаспер иногда говорил на распев, словно бы провёл не мало времени в южных штатах. - Эдвард передал, что сегодня за доставку домой, отвечаю я?
- Привет, ага, - я, улыбнувшись, кивнула.
- Поедем к тебе домой, Чарли пораньше приедет с работы, тебе ещё надо ужин успеть приготовить, - всё это она выпалила на одном дыхании и махнула в сторону машины Эдварда, которую тот, по всей видимости, пригнал на стоянку позднее.
Улыбнувшись тому, что Элис знает наперёд, как пройдёт наш вечер, я всё-таки не удержалась и спросила, всё ли будет в порядке с Эдвардом.
- Конечно, не волнуйся. Вы сегодня увидитесь, чуть позже, - ответила она, заводя мотор, и я слегка успокоилась.
Чуть позже гремя кастрюлями на кухне, я решилась задать тот самый вопрос, что уже долгое время мучил меня.
Но я и рта не успела раскрыть, как Элис уже отвечала мне.
- Да, Белла, ты станешь одной из нас.
Сначала я так и застыла с ложкой в руке, затем рассмеялась от всей нелепости ситуации.
- Я думала у вас в семье только Эдвард читает мысли.
- А мне и не надо уметь читать мысли, - улыбнувшись, прощебетала Элис. - У тебя всё на лице написано.
Улыбнувшись ей в ответ, я всё же вскоре помрачнела, понимая, что одним вопросом я сегодня не ограничусь, и что-то подсказывало мне, пусть Эдвард никогда ничего не скрывал от меня, и не приукрашивал, но о некоторых вещах говорил с явной неохотой, - от Элис я получу ответы быстрее.
- Эдвард говорил мне, что перерождение проходит очень болезненно. Это так? У тебя было так же? - робко спросила я.
- Наверное, - задумавшись, ответила Элис. - Видишь ли, Белла, я ничего не помню из своей человеческой жизни. После обращения воспоминания о прошлом притупляются, но почти все помнят хоть что-то, я же не помню ничего.
- Как же это так? - потрясенно протянула я, искренне сочувствуя отголоскам боли, отчётливо звучащим в её голосе.
- Не знаю. Первое, что я помню: себя, лежащую где-то в переулке среди пустых коробок и мусора... и жажду, раздирающую моё горло.
- Извини, мне жаль, я не хотела будить в тебе неприятные воспоминания.
- Не извиняйся, всё в порядке, - снова улыбнувшись, покачала головой Элис. - Иногда мне жаль, что помимо будущего я не могу видеть ещё и прошлое. Я пыталась выяснить, кто я и откуда, но это сложно, впрочем, я не оставляю надежды. У каждого должна быть своя история.
Я задумчиво помешивала мясное рагу, размышляя, как бы я чувствовала себя без воспоминаний о прошлом, просто вот так внезапно очнувшись в незнакомом месте, растерянная и потрясённая, с шокирующей болезненной потребностью в глотке крови, изводящей меня. Одна на один с этим миром, со своей жаждой.
Вновь посмотрев на Элис, я заметила, что та наблюдает за манёврами Маленького Бродяги в противоположном конце кухни. Тот, на всякий случай, держась поближе к двери, перебегал от стены к стене, так и не решив, стоит ли подбираться к незнакомой гостье поближе.
- Не думай Белла, что у всех нас так, - вновь заговорила Элис. - Джас хорошо помнит своё прошлое, но, возможно, это оттого, что оно было насыщенно событиями, не всегда приятными, но запоминающимися. И Розали тоже... - она снова замолчала. - Впрочем, они сами расскажут тебе об этом.
Если захотят, - добавила я про себя, но, задумавшись, поняла, что последняя фраза Элис вовсе не предполагала возможность. Она произнесла ее, словно это непременно произойдёт. Джаспер, возможно, но насчёт Розали у меня были большие сомнения.
В холле зазвонил телефон. Передав деревянную лопатку Элис, я помчалась к надрывающемуся аппарату. Это оказалась Джессика.
- Джесс? - удивлённо выдохнула я.
- Ага, Беллз, привет, - в её голосе звучало смущение и неловкость. - Я... хотела бы узнать, какое у нас расписание на начало следующей недели. Вот.
- Ты придёшь на занятия?
- Да, - протянула она.
Быстро перечислив предметы, я уточнила, не хочет ли она, чтобы я заехала за ней, чтобы вместе отправится к первому уроку. Что-то в её дрожащем голосе настораживало. И поскольку пропустила она уже не мало, возможно, Джессике будет легче влиться в учёбу, если я помогу ей. Но она, задумавшись на секунду, отклонила моё предложение.
- А что так? - уточнила я.
- Меня Джейкоб отвезёт, - последовал робкий ответ.
- О... - только и смогла выдавить я. Попрощавшись с ней, я положила трубку, ещё некоторое время озадачено смотря на телефон.
Вот так дела. Джейкоб и Джесс. Не зная, что и думать по этому поводу, я направилась обратно на кухню, где Элис, что-то, тихо напевая, помешивала рагу...

***
Вечером все мирно и тихо смотрели бейсбол в гостиной. Говоря все, я подразумеваю Чарли, Элис себя и Эдварда, который появился примерно около восьми. Его потухший взгляд и замкнутое выражение лица говорили о том, что день сегодня у него выдался напряжённый. На мой вопрос, всё ли в порядке, он шепнул, что мне не стоит ни о чём волноваться, у Калленов и Квилетов, видите ли всё под контролем.
Сказать по правде, Эдвард теперь проводил у меня каждый вечер официально. Это как бы давало Чарли свыкнуться с его присутствием в моей жизни. Мой, как всегда на все сто процентов спокойный отец, реагировал на всё происходящее доброжелательно. Но стоило мне подумать, что день икс, дата нашего отлёта во Францию приближалась, всё внутри у меня холодело. Во-первых, меня беспокоила реакция отца. Пусть он сегодня мило ворчал, что почти всё семейство Калленов поселилось в нашей гостиной, это ещё не значило, что он так же невозмутимо отпустит меня с малознакомым ему парнем на целую неделю Рождества. Во-вторых, сама поездка волновала меня до невозможности. Всё то, что казалось мне таким простым и естественным ещё некоторое время назад, прочно засело у меня в голове, подкидывая вопрос за вопросом, сомнение за сомнением. Я была в панике. Это похоже на то, как если вы вам чего-нибудь хотелось, и вы знали, что стоит протянуть руку, опустив её в глубокий колодец, и оно окажется вашим, но в то же время пустота и темнота этого колодца пугала вас, словно бы кто-то мог схватить и утянуть вас за собой в самый настоящий омут.
Я хотела Эдварда. Он хотел меня. Всё было просто. Оттягивать этот момент было уже невозможно, да и, наверное, глупо. Несколько дней назад мы выяснили, к чему привела наша экстра сдержанность.
В третьих, мысль, что через несколько дней, между мной и Эдвардом не останется никаких преград, даже в виде простой одежды - возбуждала до невозможности. Но я знала, каков он в жизни, теперь мне предстояло узнать каков он в любви. Узнать до конца, в полной мере, а не в той полумере, что была мне уже знакома. Это будоражило - да, это волновало - конечно, это вызывало некий испуг - отчасти.
- Всё в порядке? - спросил меня Эдвард, когда я провожала его до двери, зная, что через минуту он уже окажется наверху, в моей спальне.
- Да, - я улыбнулась. - В полном. Люблю тебя.
Эдвард немедленно привлёк меня к себе, на секунду прижав к своему сильному телу, и отпустил. - И я люблю тебя, Белла.
В глазах его всё ещё тлела грусть, но их цвет постепенно возвращался к привычному мне янтарному оттенку.
Элис уехала раньше брата, правда, до этого окончательно очаровав Чарли. Впрочем, под её магическое обаяние невозможно было не попасть. Естественно, нам было на руку, что отец благожелательно относился к Карлайлу, что к счастью, в большей степени распространялось и на его семью. Немного посидев с отцом, я поднялась в свою комнату.
Эдвард лежал на кровати, уставившись в потолок. Никак не отреагировав на моё появление, прекрасно зная, что именно я вошла в комнату, он продолжал лежать, не меняя положения.
Приблизившись к кровати, я опустилась на покрывало и, протянув руку, провела по спутанным локонам, отбрасывая упавшие на лоб прядки. Эдвард закрыл глаза и улыбнулся.
- Люблю, когда ты так делаешь. Это... приносит мне успокоение.
- Знаю, - я слабо улыбнулась. - Со мной твориться то же самое, когда ты касаешься меня.
Некоторое время я продолжала гладить его по волосам, ощущая кончиками пальцев, приятный холод его кожи.
- Что сегодня произошло, Эдвард? - наконец, спросила я, и он, тяжело, совсем по человечески, вздохнул.
- Мы поймали одного... одну из них. Пришлось с ней расправиться. Её мысли... они... ох, Белла, - перевернувшись, он обхватил меня за талию и переместился, опуская голову мне на колени. Я на секунду беспомощно развела руки, затем вернулась к своему прежнему занятию, вновь ощущая мягкость его локонов на своих руках. - Она была мне знакома и тебе тоже. Мы видели её однажды в Порт-Анджелесе. Рыжая девица с пьяной компанией из четырёх мужчин, - я кивнула, что-то припоминая, саму девушку и свою нелепую ревность после их с Эдвардом разговора.
- И? - моё сердце на секунду сжалось, когда я представила, в какой опасной ситуации находился сегодня Эдвард, пусть он и тысячу раз заверил меня, что не подвергает себя никакому риску.
- И она помнила о тебе. Поверь, её мысли вовсе не были дружелюбными.
- Что ж делать, - совсем по философски добавила я. - В твоём мире мало кто отличается дружелюбием.
- Да, - согласился он, - просто ты так хрупка. Вы люди вообще существа хрупкие.
Я посмеялась в ответ на его комментарий. - Есть немного.
- Мне надо найти способ обезопасить тебя.
Посмотрев на Эдварда долгим, всё объясняющим взглядом, я кивнула. - Есть один способ.
- Если ты о том, чтобы стать одной из нас, я ещё не решил, - он нахмурился, но, что радовало, уже не возражал против моего обращения так рьяно, как в прошлый разговор.
- Я не хочу, чтобы твоё решение затягивалось на годы. Ничто не мешает мне уже сейчас стать одной из вас, - я немного лукавила, меня беспокоил Чарли, но, я отмахивалась от этих мыслей так же настойчиво, как открещивалась от беспокойства за поездку, которая становилась всё ближе и реальнее с каждым прожитым днём.
- Нет-нет, ни о каких "сейчас" и речи быть не может. Сначала, окончим школу, поженимся, а там посмотрим, - наконец резюмировал Эдвард. - Это важная часть твоей человеческой жизни. Я хочу, чтобы она была у тебя.
- А потом ты скажешь: закончим колледж... - протянула я.
- Может быть, - Эдвард усмехнулся, - но для начала сосредоточимся на более близкой дате.
Я кивнула, соглашаясь, понимая, что у меня ещё будет более подходящее время поспорить с ним по этому поводу.

- А что с Чарли?

Эдвард улыбнулся. - Он уже свыкся с моим присутствием в твоей жизни, так что, уверен, небольшой шок, который он испытает после того, как мы сообщим о нашем отлёте во Францию, не принесёт ему большого вреда.

Мне очень хотелось верить в это...

 

 

Эдвард

 

В такие моменты я забывал о том, кто я есть. Всё упрощалось до невозможного предела. Я - охотник, где-то там - жертва, у которой нет ни лица, ни имени, ни истории. Не о чем сожалеть, не о чем думать. О врагах не горюют, над ними не плачут. Их уничтожают. И мне нравилось это ощущение.
Но существует одного главное правило, и если ты забыл его, считай, что ты потерялся. И это правило - суметь сохранить себя, не испытывая радость от убийства. Получать удовольствие, разрушая одно живое существо, стирая следы его пребывания на этой земле - последнее дело, последний шаг в бездну, за границу сознания.
Глубоко вдохнув воздух, наверняка, ледяной и обжигающий, но не для меня и не для кого из нас, я уловил в нём тонкий намёк на присутствие чужака. Лёгкий шлейф инородного аромата, словно эфемерная нить уводил нас на север. Мы бежали, рассредоточившись, в полутора километрах друг от друга, чёткой ровной линией, и по мере нашего продвижения, запах становился всё отчётливее и сильнее.
Через некоторое время меня нагнал Эмметт.
- В той стороне река, - не сбавляя скорости, спокойно произнёс он.
- И?
- Он не пересекал её, побежал вдоль, затем изменил курс. Эдвард, он петлял, это видно.
- Конечно, он путал следы, - я не мог не согласиться, уже и сам, чувствуя это. Где-то концентрация присутствия чужака усиливалась, где-то исчезала вовсе, словно он избегал вдоль и поперёк проклятый лес.
Белла осталась с Элис, за неё я не волновался... почти. Но изменись что-то в будущем, Элис бы сразу же сообщила мне. Надёжней защиты не найти. Основная задача - прогнать чужаков. От этого зависит не только безопасность людей, но и наша неприкосновенность. Проблемы нам не нужны. Знаю, Карлайл предпочёл бы всё решить мирным путём, но сейчас, когда механизм уже запущен, и есть первые жертвы, процесс не остановить.
Джейкоб жаждет мести, что ж, я бы с радостью предоставил ему эту возможность. Но поскольку мы работаем вместе, то бой примет тот, кто первым достигнет цели.
Наконец, мы выбежали к той реке, о которой упоминал Эммет. Перешагнув на другую сторону, я ощутил, что след потерялся. Полный досады, я вернулся обратно. Вдоль берега аромат почти рассеялся. Куда же он делся?
Некоторое время мы с Эмметом обшаривали всё в округе, пытаясь обнаружить, где исчезает старый шлейф, что, привёл нас сюда, и начинается новый. Не мог же его обладатель просто испариться?
Я почти взлетел на дерево. Покрытая мхом кора примялась под моими ладонями. Аромат усилился по мере того, как я поднимался выше.
- Эй, он куда-то переместился по верху, - позвал я Эммета, и тот последовал моему примеру, продвигаясь дальше, сверяясь с направлением обредшего новую силу аромата.
Видимо, его обладатель уверился в своей безопасности, так как запах стал более крепким и терпким. Значит, цель рядом.
И я не ошибся.
Я нагнал ее первым.
Ей больше было некуда бежать. За моей спиной была кромка леса, за её - бесконечное белое пространство, простирающееся до скал на самом горизонте.
Лишь в одном я был не прав. Думал, что мы преследуем мужчину, но это оказалась девушка, правда, она была одной из них. И последнее убийство - её рук дело.
Я помнил её. Она помнила меня... и Беллу. Картинка нашей первой встречи промелькнула у неё в голове.
- Ты! - взвилась она, мгновенно узнавая меня.
- Я, - последовал мой спокойный ответ.
- Что ты хочешь от меня? - в ее голосе звучал вызов.
- Что бы ты покинула землю Калленов.
- Почему? - ее брови взметнулись вверх. Она все еще ни чего не понимала. Я постарался, чтобы мой голос звучал спокойно.
- Вероятно, я не достаточно доступно объяснил тебе все при нашей первой встрече. На нашей земле вампиры не убивают людей.
Она так и замерла, в глазах полыхало недоумение.
- Ты же один из нас, зачем тебе это? - удивлённо воскликнула она.
- Я одни из вас, это да, но я не такие как вы.
Она расхохоталась. - Конечно, я вижу твои глаза, их цвет и жажду в них... неутолённую жажду. Что ты пьёшь? Кровь животных? Она не спасёт тебя. Только не говори мне, что ты не срывался, я видела тебя с той девчонкой, ты хотел её. Неужели оставил в живых?
Низкий рык поднимался из глубины моего горла. Любое, пускай даже косвенное упоминание Беллы из её уст, грозило мне новым безумием. А что если бы эта рыжая, Виктория, добралась до неё, а не до того мужчины.
- Убирайся отсюда - я решил проигнорировать ее слова. В трех днях пути отсюда кончается наша территория.
- В трех днях? - завопила она. Я не выдержу! Я слишком голодна! Да я попросту умру!
- Отличная шутка, вампирша - усмехнулся Эммет, выходя из-за деревьев. Умру - передразнил он. Зачем ждать три дня? Смерть я могу организовать тебе прямо сейчас! Кстати, Где твои спутники?
- Не важно, - на этот раз ее голос уже не звучал так уверенно.
- Она увела нас, чтобы они смогли уйти, - я легко прочитал ответ в её мыслях, но рыжая не поняла, откуда я узнал, поэтому решила списать всё на мою проницательность.
- А ты догадливый.
- Есть немного.
- Давайте разойдёмся с миром, - она склонила голову к плечу. Я слышал, о чём она думает, прикидывая свои возможности против нас двоих. Да, свои шансы она оценивала вполне реально.
- А с миром уже не получится, - поцокав языком, констатировал Эмметт. - Ты его уже пошатнула, этот мир. За тобой убийство, за твоим другом изнасилование, - он на секунду замолчал и добавил, - на нашей территории, оба.
- Ты говоришь, как человек, - презрительно бросила она.
- Мы все когда-то были людьми, - без тени обычной улыбки ответил Эммет. - И ты, кстати, тоже.
- Возможно... я не помню... - скривив в усмешке губы, она тряхнула разметавшимися за плечами  локонами. И это не убийство, - я чувствовал, как ненависть закипает в ней с новой силой. - Это жизнь. А за действие Джеймса я не отвечаю.
Да, она была права, за действия своего дружка она не отвечала. Эммет предусмотрительно держался в стороне, однако, готовый в любой момент, принять бой.
- Хорошо - она решила сменить тактику. Я ухожу. Только сначала загляну к твоей подружке. Обид я не прощаю.
В этот самый момент я отчетливо осознал, что она всегда будет искать способ отомстить и прыгнул первым. 
Она как безумная с яростным рычанием бросилась на меня, нанося удары, я блокировал большую часть из них, не только потому, что знал, куда она решит нанести следующий, скорее моя интуиция не подвела меня. Мы танцевали свой странный танец вокруг друг друга. Я чувствовал её удивление, постепенно перерастающее в шок. Да, игра была изначально не честной. Она пыталась дотянуться до меня, но я ускользал. Время замедлило свой бег, мы словно бы застыли в вакууме. Она пробовала менять направление и темп своих выпадов, но я не поддавался, предугадывая каждый последующий ход.
Меня не заботили остальные её мысли, кроме тех, что были направлены на борьбу, но я скорее чувствовал, чем слышал, как в ней растёт испуг.
Наконец, мне надоело уклоняться. Впившись, в плечи, я круто развернул её и швырнул в сторону леса. От соприкосновения с каменным телом ствол дерева, куда она врезалась, болезненно застонал. Поток налетевшего воздуха взметнул над головой её рыжие локоны, словно дикие языки пламени. Гримаса ненависти, застывшая на лице, придала ей ещё больше дикости и первобытности. Волны ярости передавались от неё ко мне.
Умри! - пульсировало в её голове.
Я отрицательно покачал головой в ответ на её мысли. И она догадалась... Я видел, как она догадалась, как её лицо вытянулось, как взгляд перекинулся на Эммета, примеряя, каким даром мог он обладать.
И внезапно бессилие, спокойное бессилие, когда опускаются руки, и ты не можешь сделать ни шага, ни движения, опустилось вокруг.
Джаспер...
Я почти зарычал, если бы смог... Я ненавидел эти его приёмы. Эмоции, даже мы, вампиры, не лишены их. Но одно дело, когда ты направляешь свой дар во благо.
Нас с Эмметом задел лишь краешек тех эмоций, что спроецировал Джаспер, каково же было ей, застывшей неподвижно Виктории.
Растерянность... смущение... досада... полное не понимание... и пустота... мыслей больше не осталось... ни одной...
Для неё всё должно закончиться быстро. Наверное, Джаспер прав, что вмешался.
Выступив из-за деревьев, Джас рывком толкнул её к нам.
Пламя жадно поглотило её огненные волосы...

 

 

***


На экране по ровной параболе носился мяч. Чарли беспокойно ерзал на кресле, время от времени обмениваясь с Элис таинственными фразами, типа: "У Силона левая никуда" или "Вот этот сверху был хорош". Элис специально потратила кучу времени на изучение имен игроков второй лиги по бейсболу и волейболу, так что теперь они с Чарли говорили на одном языке. Впрочем, это было совершенно излишним. Чарли и так был совершенно очарован сестрой.
Здесь в доме было так спокойно и уютно, словно и не было яркого пламени костра и крика разъяренной вампирши. Внезапно я почувствовал на себе Беллин пристальный взгляд. В последнее время, она часто смотрела на меня вот так, словно задумавшись о чем-то своем. И иногда в ее глазах читалось что-то подозрительно похожее на испуг. Вот и теперь. Она смотрела на меня, нервно теребя бахрому на покрывале. Ее взгляд скользил по моим плечам, груди, животу. Она закусила губу и... и я почувствовал легкую волну возбуждения исходящую от нее. Я облегченно вздохнул. В том, что я не могу читать ее мысли, было, пожалуй, что-то очень правильное. И, кроме того, мне доставляло неописуемое удовольствие догадываться, о чем она думает. На этот раз это было не сложно. Похоже, она хочет и боится меня одновременно.
- Всё в порядке? - на всякий случай спросил я, привлекая ее к себе возле двери.
- Да. В полном. Люблю тебя.
- И я люблю тебя, Белла.
Ожидание в ее комнате ни когда не тяготило меня. Напротив я очень любил эти минуты, сотканные из воспоминаний прошедшего дня, и предвкушения будущего. Я медленно опустился на кровать и закрыл глаза. Постельное белье хранило ее аромат. Я услышал, как она вошла, но не стал открывать глаза, позволяя себе еще немного побыть в нирване.
Теплая рука коснулась моего лба и скользнула по волосам.
- Люблю, когда ты так делаешь. Это... приносит мне успокоение, - улыбнулся я.
- Знаю, - шепнула она. - Со мной твориться то же самое, когда ты касаешься меня, - немного позже она спросила. - Что сегодня произошло, Эдвард? - я чуть не вздрогнул. Все-таки она чувствует меня как самое себя. Любое  изменение в моем настроении не остается не замеченным, и скрывать что-либо не имело никакого смысла.
- Мы поймали одного... одну из них. Пришлось с ней расправиться. Её мысли... они... ох, Белла, - меня передернуло, когда я вспомнил, о чем думала вампирша. Подвинувшись ближе, я обвил ее обеими руками за талию и опустил голову ей на колени. - Она была мне знакома и тебе тоже. Мы видели её однажды в Порт-Анджелесе. Рыжая девица с пьяной компанией из четырёх мужчин, - она кивнула.
- И? - потребовала она продолжения.
- И она помнила о тебе. Поверь, её мысли вовсе не были дружелюбными.
- Что ж делать, - как-то совершенно спокойно ответила она. - В твоём мире мало кто отличается дружелюбием.
- Да, просто ты так хрупка. Вы люди вообще существа хрупкие.
- Есть немного, - улыбнулась она
- Мне надо найти способ обезопасить тебя.
- Есть один способ, - немедленно отреагировала она.
Я нахмурился. Разговоры об обращении Беллы мне совсем не нравились. Я не мог не понимать, что вероятнее всего это неизбежно и это единственное развитие событий, при котором мы сможем быть вместе. И все же все мое существо сопротивлялось этой мысли. - Если ты о том, чтобы стать одной из нас, я ещё не решил.
- Я не хочу, чтобы твоё решение затягивалось на годы. Ничто не мешает мне уже сейчас стать одной из вас, - настаивала она.
- Нет-нет, ни о каких "сейчас" и речи быть не может, - поспешно, быть может, даже слишком ответил я. Сначала окончим школу, поженимся, а там посмотрим. Это важная часть твоей человеческой жизни. Я хочу, чтобы она была у тебя.
- А потом ты скажешь: закончим колледж...
Ну, по крайней мере, у меня будет еще хоть какое то время свыкнуться с этой мыслью и смириться. Хотя я совершенно четко понимал, Белла потребует, что бы именно я обратил ее, а я даже и в самом страшном кошмаре не могу представить себе, что отниму ее жизнь. Думать об этом не хотелось.
- Может быть, - сменил я тему на гораздо более безопасную, -  но для начала, сосредоточимся на более близкой дате.

- А что с Чарли?

Чарли... я уже знал, что с ним будет все в порядке. Он считал меня вполне удачной парой для своей дочери. А Элис сделала все, чтобы моя семья казалась ему самой добропорядочной во всей Северной Америке. Да и Карлайл немало способствовал этому впечатлению. Отца в городе очень любили.

 - Он уже свыкся с моим присутствием в твоей жизни, - ответил я, - так что, уверен, небольшой шок, который он испытает после того, как мы сообщим о нашем отлёте во Францию, не принесёт ему большого вреда.

Вообщем Чарли волновал меня меньше всего, чего нельзя сказать о предстоящей близости. На этот раз я не боялся сорваться, напротив, я был совершенно уверен, что этого не произойдет. А вот необходимость причинить ей боль откровенно пугала меня...

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 6 в т.ч. с оценками: 4 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Коша [28.07.2009 15:25] Коша 5 5
Я в полном восторге!!!! Замечательное продолжение!!!
Я даже к Джес уже привыкла Рыжая- это Виктория?? Она получается уже выбыла из игры?

Тэя [28.07.2009 15:43] Тэя
да, это Вики, она выбыла..но ещё двое остались!
Спасибо за коммент))

Suoli [28.07.2009 18:56] Suoli 5 5
Тэя, я хочу вам кое в чем признаться. Знаете что я чувствую, когда читаю ваше произведение? Я чувствую все то же самое, что чувствует Белла, о чем думает Эдвард, как больно Джессике и как сложно Джейкобу. Эмоции героев полностью заполняют меня, когда я погружаюсь в очередную главу.
Отдельное «спасибо» за Джейкоба Блэка. Я его безумно люблю не меньше, чем Эдварда, а в вашем фике отведено ему очень почетное место. Я уважаю авторов, которые не отвергают этого мальчика при написании собственного произведения, если речь идет о паре Эдвард+Белла. Этот персонаж мне очень дорог, а он у вас получился со своим характером и со своей личной историей.

kosmet [31.07.2009 18:46] kosmet 5 5
Тэя, я вновь, перечитала ваш фик с самого начала, чтобы обновить память о первых главах, прочитанных еще на Твайлайтраша. Что я могу сказать, девочки, вы умнички. И новые части - только подтверждают это !!

[21.08.2009 09:54] Keitlin 5 5
Очень интересно и захватывающе)))))))))))))))
Никогда не любила Джейкоба если быть честной, но в вашем виденье этого персонажа он мн очень даже по душе, в вашем произведение можно понять и прочувствовать каждого персонажа, по своему, я благодарна за то что делитесь с нами вашими произведениями

Тэя [27.08.2009 12:50] Тэя
Спасибо всем вам огромное за вашу поддержку!
и спасибо, что читаете)
Фик неумолимо приближается к завершению.
Я сейчас выложу новые главы, они пока не финальные, но окончание не за горами))

kosmet, огромное спасибо, приятно слышать такие слова от великолепного автора)
Кстати, мы твилайтрашу возрождаем. Не хочешь к нам наведаться?))

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Ольга Ларина: Немного нервно. (комплекты заняты) ValeryAngelus: Заказ Психоделика: Я ждал на берегу Натаниэлла: Москва мистическая. Тайны столичного метро

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение